Суббота, 24.08.2019, 21:52
Приветствую Вас Гость | RSS

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК (vk.com/chinese_grammar)

История Китая (только интересные факты) - Страница 14 - Форум

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Форум » Китайский язык » Интересные сведения о Китае и китайской культуре » История Китая (только интересные факты)
История Китая (только интересные факты)
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 16.03.2014, 07:41 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Наша группа в Вконтакте

vk.com/chinaculture
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:40 | Сообщение # 521
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Абсолютизация императорской власти.
Приход к власти сомнительным путём и состояние вражды с императорским родом
вынуждало Иньчжэня создавать аппарат управления, независимый от
маньчжурской аристократии. В 1730 году, под предлогом более оперативного
руководства военными действиями против джунгар, был создан Военный штаб
(Цзиньцзифан) — временное военно-административное учреждение. После
1732 года оно было превращено в Военный совет (Цзюньцзичу) — высший
государственный орган, состоявший непосредственно при императоре и не
подчинявшийся Совету князей-регентов и сановников. Сконцентрировав в
своих руках все основные военные и гражданские дела управления, Военный
совет превратился в правительство, полностью зависимое от императора и
возглавляемое им. Сбросив с себя контроль маньчжурской аристократии,
императорская власть стала в полной мере абсолютной.
Иньчжэнь постепенно снимал ограничения на занятие китайцами ответственных постов в
верхнем эшелоне власти. Уже с 1719 года посты наместников и военных
губернаторов в стратегически важных провинциях Шаньси и Шэньси было
разрешено занимать китайским военным, причисленным к «знамённым»
войскам, а с 1732 года на эти должности могли назначаться монголы и
«незнамённые» китайцы. Такая политика ещё более усилила ненависть
маньчжурской аристократии к Иньчжэню.
Иньчжэнь скончался в 1735 году при странных обстоятельствах; существует версия, что он был отравлен.
Наследовал ему его четвёртый сын — Хунли, правивший под девизом
«Цяньлун».
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:41 | Сообщение # 522
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Война с джунгарами. Первый поход империи Цин в Тибет.
Период: 1715-1720 г.

Канси ставил своей целью разгромить Джунгарское ханство и поставить Тибет в
зависимость от маньчжурской империи Цин. Политическая обстановка в этих
странах облегчала реализацию политики Пекина. В 1705—1710
годах в Тибете разгорелась вооружённая борьба за власть между хошутским
правителем Лхавзан-ханом и тибетским регентом Сангье Гьяцо (Санчжай
Чжамцо). Пытаясь установить своё влияние в Тибете, император поддержал
хошутов. В Пекине хорошо понимали, что цинское господство в Монголии не
может быть прочным без его религиозной поддержки из Лхасы, без
благожелательного для маньчжуров воздействия Далай-лам на буддийскую
церковь Монголии. Тем не менее, на данном этапе Канси стремился ослабить
правителей Лхасы руками хошутов, чтобы впоследствии подчинить и тех, и
других.
В Джунгарии после смерти Галдан-Бошогту ойратским ханом стал его племянник Цэван Рабдан. Он вновь объединил все четыре ойратских
аймака, восстановив распавшееся было Джунгарское ханство. Будучи
сторонником независимости, новый хан отклонил неоднократные предложения
Канси стать «данником» богдыхана. Обе стороны активно готовились к новой
схватке. Цэван Рабдан потребовал от Канси вернуть захваченные у
Галдан-Бошогту земли к востоку и северу от Латая. В Пекине отвергли это
требование. Со своей стороны, император настаивал на предоставлении
самостоятельности каждому из четырёх княжеств-аймаков. Это значило
фактически взорвать изнутри единство Джунгарского ханства и предельно
ослабить центральную власть хана на фоне раздробленности. Естественный
отказ Цэван Рабдана ускорил начало войны.
В 1715 году началась вторая война между Цинской империей и Джунгарским ханством, которая велась с
переменным успехом, не давая явного перевеса ни одной из сторон. Цэван
Рабдан силами своего вассала Цэрэн Дондуба-старшего в 1717 году захватил
Тибет. Воспользовавшись этим, Канси в 1720 году направил в Лхасу две
колонны войск — из Сычуани и Цинхая — под командованием Гэрби и Янь
Синя, конницу халхаских князей, а также поднял против ойратов тибетское
ополчение из Кама. Потерпев поражение, ойраты ушли из Тибета, что
усилило влияние Цинской империи в Центральной Азии. После разгрома и
изгнания ойратов маньчжуры оставили в Лхасе двухтысячный монгольский
гарнизон. Тибетское правительство до 1723 года оставалось в сильной зависимости от маньчжурского резидента.

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:41 | Сообщение # 523
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Русское проникновение и освоение северных областей Китая часть 3
Русско-цинский пограничный конфликт
Период: 1649—1689 г.
Известно в китайской историографии как Албазинская кампания (кит. 雅克萨战役) — серия
приграничных конфликтов в Приамурье в 1649—1689 годах между Русским
царством и империей Цин (с участием на стороне последних войск Кореи).
Активная внешняя политика России требовала значительных финансовых средств.
Важнейшим источником финансовых поступлений в казну являлась торговля
пушниной, которую в основном добывали в Сибири. По мере истощения
пушного промысла русские промышленники и представители государственной
власти продвигались все дальше на восток, к Тихому океану. Удаленность
Восточной Сибири от центральных районов России, откуда поступало
продовольствие, заставляло искать в относительной близости от мест
пушных промыслов районы, которые годились бы для земледельческой
колонизации, а значит, могли бы стать источником пополнения
продовольствием таёжных областей Сибири. Земли, пригодные для
земледелия, находились в бассейне Амура. Кроме того, Приамурье было
богато пушным зверем и находилось в непосредственной близости от Китая.
Конфликт заключался в том, что в результате нескольких ожесточенных войн
(последняя из них завершилась в 1643 г.) приамурские народы были
разгромлены маньчжурами и признали свою зависимость от маньчжуров, что
выражалось в выплате дани цинскому императору. Близость Приамурья к
родине цинских императоров привела к тому, что маньчжуры даже в условиях
постоянной войны в Китае продолжали, по мере сил, уделять большое
внимание событиям в данном регионе и ни в коем случае не желали отдавать
данную территорию другим претендентам. Таким образом, интересы России и
империи Цин в середине XVII века столкнулись на Амуре.
В 1649 году русские служилые люди вступили на территорию Приамурья и начали облагать
данью (ясак) местные монголо- и тунгусо-язычные народы (дауры, дючеры,
гогули, ачаны, тунгусы).

Территория военных действий.
Бассейн верхнего и среднего Амура, низовья Сунгари, южное Забайкалье между реками Нерча и Селенга.

В 1649—1650 годах на верхний Амур пришел отряд Е. П. Хабарова и основал
зимовье напротив даурского укрепленного городка Албазин. В 1651 году
отряд взял ряд даурских и дючерских крепостей, в том числе Албазин.
24 марта 1652 года к Ачанскому острогу подошёл манчжурский отряд из 600
человек, пришедший на помощь ачанам и дючерам. Отряд из 200 казаков Е.
П. Хабарова нанёс поражение соединенному войску маньчжуров и дючеров, по
итогам битвы казаки потеряли 10 человек убитыми и 78 ранеными, китайцы
потеряли 676 человек. В результате этой битвы китайские командующие
Хайсэ и Сифу были отстранены от командования. Руководство китайскими
войсками взял на себя Шархуда.
В 1653 году русские отряды продвинулись на средний Амур и начали собирать дань с гиляков.
Остерегаясь нового сражения с казаками, Шархуда намеревался лишить их
продовольственной базы, предложив земледельческим народам дауров и
дючеров переселяться с Амура на Сунгари. В 1654—1657 гг. Цины
эвакуировали население бассейна среднего Амура и низовьев Сунгари в
район Нингуты, оставив Приамурье почти безлюдным.
Вскоре русские действительно столкнулись с нехваткой хлебных запасов, которые они ранее
успешно взимали с местного населения. Осенью 1653 года назначенный
командующим казачьим отрядом после отстранения Хабарова пушкарский
десятник Онуфрий Степанов повел своё войско вверх по Сунгари, где собрал
продовольствие у местных дючер, после чего отправился на зимовку в
низовьях Амура. В июне 1654 года отряд Степанова снова пытался
спуститься вниз по реке для захвата продовольствия, однако их встретило
войско манчжуров и их союзников под командованием Шархуды и корейского
военачальника Пён Гыпа. Русским удалось победить вражескую речную
флотилию, однако в конечном счете казаки потерпели поражение и были
вынуждены отступить от реки Сунгари, что привело к голоду среди русских.
В начале ноября 1654 года отряд Степанова вместе с пришедшим из
Забайкалья отрядом Петра Бекетова и другими русскими группами основали
на речном острове при впадении реки Кумары (Хумаэрхэ) укрепленное
зимовье Усть-Кумарский острог, откуда собиралась дань с местного
населения. 13 марта 1655 года соединенное войско приамурских племен и
маньчжурских воинов под командованием Мингардари подошло к острогу и
взяло его в осаду. Казакам удалось отбить все атаки и 4 апреля осада
была снята. В июне 1655 года русские войска покинули острог из за
нехватки продовольствия.
В течение нескольких лет русские продолжали плавать по Амуру и его притокам, добывая ценную пушнину и останавливаясь
только на временные зимовки в разных местах. В мае 1658 года отряд
Степанова вышел на соединение с отрядом Афанасия Пашкова, но в устье
реки Сунгари был атакован маньчжурско-корейской флотилией под
командованием Шархуды и Син Ню. Большая часть казаков погибла в бою,
включая самого Онуфрия Степанова. Выжившие казаки числом около 65
человек сумели уйти через горы в Якутию. Узнав о поражении, Пашков
отказался от планов создания острога на Амуре и целиком занялся
обустройством Нерчинска. В 1659—1660 годах маньчжурские войска Бахая
завершили разгром и вытеснение казаков с Амура.
В 1666 г. на верхнем Амуре отряд (64 человека) пятидесятника Никифора Романовича
Черниговского восстановил крепость Албазин и возобновил сбор дани.
В 1670 г. Из Нерчинска в Пекин было направлено посольство, которое
договорилось с маньчжурскими властями о взаимном соблюдении перемирия и
об отказе от вторжений на контролируемые Россией и Цинами территории. По
умолчанию под русской зоной контроля понимались левые притоки верхнего
Амура. В район Албазина начали прибывать русские переселенцы, они строят
в окрестностях 20 слобод и монастырь.
В 1674 г. маньчжуры основали на р. Сунгари крепость Гирин.
В мае 1676 г. в Пекин из Москвы прибыл российский посол Николай
Гаврилович Спафарий. Переговоры зашли в тупик из-за унизительных для
российской стороны процедур во дворце императора Сюань Е. Посольство
вернулось в Россию без результата.
В 1682 году появилось Албазинское воеводство, в Албазин официально был назначен воевода с титулом «Албазинский».
В июне 1685 года цинские войска осадили Албазин. На помощь воеводе
Алексею Толбузину шли русские подкрепления, но они опоздали. После
отражения первого штурма выяснилось, что возможности обороны полностью
исчерпаны и воевода Толбузин согласился с требованием казаков сдать
крепость. Цинское командование настаивало на уходе русских в Якутск,
считая, что Нерчинск также находится на маньчжурских землях. Однако
Толбузину удалось настоять на отступлении вверх по Амуру. 26 июня 1685
года русские беспрепятственно покинули город и двинулись на запад.
Маньчжуры сожгли Албазин, но не уничтожили посеянные поля. В августе
русские войска вернулись и восстановили крепость.
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:42 | Сообщение # 524
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
17 апреля 1686 года император Канси дал полководцу Лантаню указания по ведению военной кампании: взять Албазин, но на этот
раз не разрушать его, а укрепить как базу для дальнейшего наступления на
Нерчинск. В июне цинские войска осадили Албазин, но гарнизон отбил все
штурмы. Общим счетом цинские войска потеряли 2,5 тысячи человек. Однако в
Албазине распространилась цинга, и к декабрю в Албазине оставалось в
живых всего 150 казаков, из которых только 45 могли нести караульные
службу, остальные «оцынжали» и лежали больными.
31 октября в Пекин прибыли русские послы Никифор Венюков и Иван Фаворов, с предложением
заключить перемирие. Цинские власти согласились и выслали в Албазин
казаков из свиты русских послов с инструкциями для его гарнизона.
Император Сюань Е также известил свои войска под Албазином о начале
перемирия.
В мае 1687 года осада Албазина была снята, однако после этого цинские войска еще дважды сжигали посевы вокруг Албазина.
В январе—марте 1688 года союзное Цинам монгольское войско Тушэту-хана
Чихуньдоржа осадило Селенгинский острог. По всей контролируемой русскими
территории Бурятии были разосланы письма с требованием собрать
вооружённых бурят и выслать их на выручку Головину. К нему было прислано
ополчение из братских людей Идинского, Балаганского, Иркутского,
Верхоленского, Тункинского острогов. Вследствие этого подкрепления, а
также большой нехватки огнестрельного оружия, монгольское войско
отступило.

Окончание конфликта.
26 июля к Нерчинску подошло цинское войско (около 5000 человек). Гарнизон Нерчинска составлял 2500
стрельцов и казаков, а также 300 вооружённых ясачных тунгусов князя
Катаная Гантимурова, действовавшего в окрестностях Нерчинска. 7 августа
1689 г. в Нерчинск из Москвы прибыл полномочный посол России и наместник
Сибири окольничий Федор Алексеевич Головин. В цинской делегации,
которую возглавляли Сонготу и Дун Гоган, переводчиками и советниками
состояли иезуиты Перейра и Жербильон. Переговоры проходили в условиях
постоянного психологического давления со стороны Цинов. В результате
после военной демонстрации, мастерски проведенной цинским военачальником
Лантанем под стенами острога, неопытный в дипломатических делах Головин
согласился на предложения цинской стороны. 29 августа был подписан
мирный договор, по которому граница устанавливалась по рекам Аргунь и
Горбица, далее по Становому хребту до реки Уды. Албазин должен был быть
уничтожен, но в то же самое время расширение цинского присутствия в
регионе также не предусматривалось, местное население считалось
подданными императора Цин.

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:43 | Сообщение # 525
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Гуанчжоу (Кантон) часть 1
Город субпровинциального значения Китайской Народной Республики, столица провинции Гуандун, политический,
экономический, научно-технический, образовательный, культурный и
транспортный центр всего южного Китая. Гуанчжоу с населением свыше 10
млн человек является третьим по величине городом Китая, уступая Шанхаю и
Пекину. Площадь города 7434,4 км² на суше и 744 км² на море. ВВП
составляет 411 млрд юаней, или 47 053 юаня на душу населения.

Происхождение названия.
Гуанчжоу ранее был известен в Европе как Канто́н (Canton). Скорее всего,
«Кантон» — это произношение названия провинции Гуандун на кантонском
диалекте, записанное в соответствии с прежними правилами романизации как
«Kwang Tung» либо «Kwangtung» и впоследствии ошибочно присвоенное
городу Гуанчжоу. В некоторых европейских языках и город, и провинция
называются Canton (или имеют схожее написание). Дополнительная путаница
привносится в результате смешения версий названия города, пришедших в
западные языки из кантонского и других китайских диалектов (напр.,
путунхуа), а также ошибочного произнесения латинской записи китайских
слов.
У города есть другие названия в китайском языке: Уянчэн («город пяти козлов»), Янчэн («город козлов»), Хуачэн («город цветов»), Суйчэн.

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:43 | Сообщение # 526
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Династия Цин часть 6.1
Цяньлун (Айсиньгёро Хунли) 1711-1799 г.
7 февраля 1799) — шестой маньчжурский император династии Цин. В течение 59
лет (1736—1795) правил под девизом «Цяньлун» (Непоколебимое и славное).
Четвёртый сын Айсиньгёро Иньчжэня, правившего под девизом «Юнчжэн».
Хунли взошёл на престол в 1735 году, после того, как на пятьдесят седьмом
году жизни при странных обстоятельствах неожиданно скончался его отец
Иньчжэнь (поговаривали, что он был отравлен). Новый богдохан получил
классическое китайское образование, и во всём стремился подражать своему
деду Сюанье, то есть претендовал на роль ревностного конфуцианца, на
славу образцового правителя и великого завоевателя. Также, как Сюанье и
Иньчжэнь, он до конца 1770-х годов не только занимал трон, но и
самостоятельно управлял империей, вникая во все дела.

Внутренняя политика.
В первые же годы своего царствования Хунли столкнулся с ослаблением
непосредственной опоры династии — военного сословия «знамённых»
маньчжуров. Продолжалось постепенное обезземеливание и разорение солдат и
младших офицеров «знамённых» войск. Последние в основном не имели
возможности или не хотели приобретать у казны выкупавшиеся ею с 1729
года у частных владельцев свои прежние земли. В связи с этим Хунли в
1753 году передал эти участки в ведение соответствующих «знаменных»
управлений для их обработки, получения арендной платы и оброков. Эти
натуральные и денежные доходы использовались управлениями для
поддержания разорившихся «знамённых» своего «знамени». Но это не смогло
остановить нараставшее разорение военного сословия.
Стремясь восстановить былое экономическое положение сословия «знамённых», Хунли в
1737 году постановил создать для разорённых солдат и офицеров новые
земледельческие «знамённые» поселения в Южной Маньчжурии, переселив туда
из Пекина несколько тысяч маньчжурских семей. В 1744 году казна
произвела очередной выкуп проданных и заложенных «знамённых» земель.
Выкупая проданные и заложенные «знамённые» земли, правительство
восстанавливало позиции казённого землевладения, общие размеры которого
постепенно росли. Крупнейшим землевладельцем здесь был сам император, в
чьих руках к середине XVIII века находилось более 700 поместий.
Хунли крайне беспокоило размывание «знамённого» землевладения и на «священной
родине» маньчжуров. Несмотря на «закрытие» Маньчжурии и политику
сохранения её для «знамённых», постепенное переселение китайцев за
Великую стену продолжалось. Пытаясь остановить этот процесс, Хунли
указом 1740 года запретил китайскую колонизацию Ляодуна, а эдиктом 1762
года — Нингуты. В 1776 году провинция Гирин и земли Хэйлунцзяна также
были объявлены «запретной зоной». Тем самым вся Маньчжурия повторно
«закрывалась» для китайских переселенцев. Однако и новый запрет оказался
малоэффективным. К тому же, само правительство делало ряд отступлений.
Так, в связи со стихийными бедствиями и голодом в Северном Китае, в 1748
году было временно разрешено переселение в Маньчжурию. Кроме того,
запрет не распространялся на купцов, мелких торговцев и ремесленников.
Продолжая линию Сюанье на проведение административно-налоговых преобразований,
Хунли осуществил реформу системы учёта населения. До налоговой реформы
Сюанье миллионы людей, чтобы избежать обложения подушным налогом,
укрывались от учёта и не числились в подворных списках и налоговых
реестрах. До 1741-42 годов учитывалось лишь взрослое мужское население
от 16 до 60 лет; в итоге множество жителей Китая оставлаось вне учёта. С
1741-42 годов учёт населения стал проводиться на базе системы баоцзя
(«круговой поруки»), то есть с фиксацией не только работоспособного, а
всего населения. До 1773 года перепись проводили специальные чиновники,
причём с большими огрехами и пропусками. С 1773 года регистрация
населения стала осуществляться через систему баоцзя, то есть подачу
сведений главами десятидворок и стодворок. В реестры стала включаться и
та часть неханьских народностей, которая была охвачена системой баоцзя.
Учётная реформа Хунли способствовала завершению налоговой реформы
Сюанье-Иньчжэня. В списки и реестры включалось население, ранее не
регистрировавшееся как по своей воле, так и по воле властей. В итоге
число учтённых поднялось со 143 миллионов в 1741 году до 313 миллионов в
1795 году. С 1661 по 1766 год площадь пахотной земли, учтённой в
земельных кадастрах, увеличилась примерно с 5,5 миллионов до более 7,8
миллионов цинов; в то же время площадь обрабатываемой земли на душу
населения за этот период сократилась с более чем 5,2 до 3,8 му. Это
привело к заметному росту социальной напряжённости.

Восстания национальных меньшинств.
Произвольное завышение налоговых ставок послужило причиной восстания мяо в 1735 году
в восточных районах Гуйчжоу. Повстанцы захватили ряд округов и уездов.
Против них были брошены войска из провинций Сычуань, Юньнань, Хубэй,
Хунань, Гуандун и Гуанси, однако все они потерпели поражение. На
невосставшую часть мяо обрушились репрессии. Среди казнённых было более
тридцати старшин, изъявивших покорность. Однако это не только не
запугало мяо, но и усилило их сопротивление. В 1736 году подавление
восстания было поручено чрезвычайному уполномоченному указанных
провинций Чжан Гуансы. Обещаниями и угрозами он склонил к покорности
часть повстанцев, а против оставшихся бросил карательные войска. По
восьми направлениям они двинулись в горы, предавая всё огню и мечу.
Каратели истребили 10 тысяч человек, более 400 тысяч погибли от голода и
холода в горах. Затем палач Чжан Гуансы приказал расправиться с теми,
кто ранее поддался на его уговоры и прекратил борьбу. В этой акции было
уничтожено до 16 тысяч человек и сожжено 1224 селения. Тем не менее, мяо
продолжали сражаться. Они отступили в западные районы Хунани и
сопротивлялись вплоть до 1739 года. Новое восстание мяо вспыхнуло в 1740
году в пограничных районах провинций Хунань и Гуанси. Здесь к ним
примкнули народности яо и дун. Чжан Гуансы во главе 13-тысячной армии
потопил в крови основные очаги сопротивления. Остальное довершили отряды
сельской милиции и «добровольцев», набранных местными чиновниками,
помещиками и шэньши из числа китайских пауперов и люмпенов. Опасаясь
вновь спровоцировать мяо на борьбу, цинские власти освободили их от
налогов и восстановили в Гуйчжоу традиционное судопроизводство.
В 1740-х годах Хунли продолжал «второе маньчжурское завоевание» неханьских
территорий Юго-Запада. В 1747 году чрезвычайный уполномоченный Чжан
Гуансы получил приказ покорить тибетские племена тубо в одном из
западных районов провинции Сычуань — Дацзиньчуане. Тубо героически
сражались, а их вождь Солопан (Солобэнь) упорно отбивал все цинские
атаки на его крепость. Чжан Гуансы потерпел ряд поражений, попал в плен к
тубо и был казнён. В 1749 году войска под командованием Юэ Чжунци вновь
двинулись на покорение Дацзиньчуаня. Солобэнь вынужден был сложить
оружие, но другие племена тубо продолжали оказывать упорное
сопротивление завоевателям вплоть до середины 1760-х.
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:54 | Сообщение # 527
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Завоевание Тибета.
Выход из послевоенной разрухи, укрепление маньчжурского господства в Китае, подчинение Халхи и успехи
покорения Юго-Западного Китая позволили Хунли перейти к завоеванию
стран, лежавших на запад от Цинской империи: Тибета (1750—1751),
Джунгарии (1755—1757) и Кашгарии (1757—1759). Эта «вторая волна»
маньчжурских завоеваний середины XVIII века велась силами «знамённых»
войск, китайской пехоты и монгольской конницы. Завоевания Хунли
облегчались тем, что Джунгария и Кашгария, раздираемые внутренними
распрями, и Тибет, высшие иерархи которого были связаны с цинскими
императорами отношениями «наставник — покровитель», не могли
объединиться для отпора общему врагу.
Внутренние события в Тибете способствовали усилению влияния маньчжуров. Умершему Полханнэю в 1747
году наследовал его сын Гьюрмэд-Намгьял (Чжурмэ-Намчжэ). Стремясь
освободиться от маньчжурского контроля, он задумал вооружённое
выступление, стал собирать войска якобы для борьбы с ойратами и
установил связь с джунгарскими князьями. В 1750 году маньчжурские
наместники убили Гьюрмэд-Намгьяла. Это привело к народному восстанию в
Лхасе и расправе над маньчжурами. В ответ Хунли организовал третий поход
цинских войск на Тибет. В 1751 году, стремясь ещё больше разобщить
страну, он передал управление ею уже не двум лицам, а четырём
министрам-правителям, подчинив их Далай-ламе. Ханские и княжеские титулы
упразднялись. По всем важным делам министры-правители должны были
советоваться с наместниками; права последних расширились, а цинский
гарнизон в Лхасе был увеличен. Всякие связи с Джунгарским ханством
запрещались. Влияние империи Цин на Тибет достигло максимума, хотя он и
не стал её составной частью.

Завоевание Джунгарии.
Хунли вынашивал планы завоевания Джунгарии. Цинская дипломатия искусно вела
дело к ослаблению и внутреннему развалу Ойратского ханства. Пекинский
двор умело поощрял здесь внутренние междоусобицы, сепаратизм ханов,
способствовал затягиванию кровавой борьбы за ханский престол. Сея рознь
среди князей, Хунли вынуждал одних искать его поддержки, других — его
посредничества или нейтралитета. Начавшаяся с 1745 года почти семилетняя
полоса яростной борьбы за престол, заговоров, переворотов, раскола на
враждующие лагеря и междоусобной войны создала идеальные условия для
сложных интриг цинской дипломатии. Уже к середине 1750-х годов Хунли
крайне преуспел в деле ослабления центральной власти в Джунгарии и
внутреннего разложения Ойратского государства. После прихода в 1752 году
к власти хана Даваци (Дабачи) вновь разгорелась борьба между ним и
очередным претендентом — главой племени хойтов Амурсаной, его недавним
союзником. Потерпев поражение, Амурсана в 1754 году бежал в Китай,
принял цинское подданство и просил помощи у Хунли. Получив предлог для
вторжения, тот послал в район Или большую цинскую армию. Амурсана
командовал авангардом одной из двух её колонн.
Вторгнувшись в 1755 году в Джунгарию, цинская армия в течение нескольких месяцев
оккупировала её. Перегрызшиеся между собой ойратские князья не смогли ни
объединиться перед общим врагом, ни дать ему отпор. Побеждённый Даваци в
1755 году был свергнут. Используя эту победу, Хунли ликвидировал
единовластие и ханский престол в Джунгарии, рассыпав некогда
могущественное государство на четыре отдельных княжества, подчинённых
непосредственно Пекину. Такая децентрализация на основе родо-племенной
розни ослабила ойратов. Это, и оставленный в Или отряд Баньди, сделали
Хунли вершителем судеб Джунгарии. Вместо престола Амурсана получил титул
и должность, означавшие его подчинение Цинской империи. Обманутый в
своих ожиданиях, он вошёл в соглашение с рядом ойратских и халхаских
военачальников. Осенью 1755 года Амурсана поднял восстание против
иноземных сил, призвав ойратов к объединению. Повстанцы разгромили отряд
Баньди. Однако часть князей переметнулась к маньчжурам, а другая —
сохранила нейтралитет. Большая цинская армия вторглась в Или в 1756
году, и Амурсана бежал к казахам. Цинские войска по приказу Хунли
приступили к поголовному истреблению ойратского населения, в результате
чего к повстанцам примкнули многие князья. Возвратившийся на родину
Амурсана возобновил борьбу с захватчиками. Во время борьбы с Джунгарским
ханством цинские войска в 1755—1758 годах неоднократно вторгались на
Алтай, что положило начало присоединению Горного Алтая к России. В эти
же годы цинские войска совершали походы в Казахстан. В результате на
российскую территорию перешло много ойратских и алтайских беженцев.
Параллельно с борьбой ойратов за свою независимость, население Северной Монголии
искало выход из тяжелейшего положения, созданного цинским господством. В
разорённой Халхе не только доведённые до предела араты, но и быстро
терявшие свои доходы ханы и князья втягивались в антиманьчжурское
движение. Росло стремление к добровольному переходу в русское
подданство. Князья во главе с Богдо-гэгэном II начали тайные переговоры с
русскими князьями о переходе Халхи под руку императрицы Елизаветы.
Героическая борьба ойратов будоражила халхаских монголов. Летом 1756
года в западной части Халхи вспыхнуло крупное антиманьчжурское
восстание. Его возглавил князь хотогойтов Чингунжав. Конница повстанцев
действовала у самых границ Джунгарии, помогая ойратам в борьбе против их
общего врага — маньчжуров. Чингунжав поддерживал связь с Амурсаной,
предлагавшим объединить силы. Крайне опасаясь единения халхаских
монголов и ойратов, Хунли привлёк на свою сторону князей Халхи.
Ламаистская церковь призвала к прекращению борьбы. Чингунжав, не
получивший поддержки, в 1757 году был разбит и казнён, однако лишь в
1758 году цинским властям при помощи князей и лам удалось погасить пламя
восстания и расправиться с непокорными. В затихшей Халхе по приказу
Хунли все опасные и подозрительные монгольские феодалы были казнены,
тайно отравлены или отстранены от власти.
К этому времени маньчжуры сконцентрировали в Джунгарии крупные силы под командованием Чжао Хуэя, в
1757 году победившего повстанцев в сражении под Урумчи. Мощная цинская
армия, пришедшая из империи, продвигалась по Джунгарии, предавая всё
живое огню и мечу. Тем не менее, сопротивление ойратов продолжалось, и в
него включились остальные князья. После очередного поражения Амурсана
бежал на территорию России, где умер от тифа. Вслед за этим в том же
1757 году восстание ойратов было потоплено в крови, Джунгарское ханство
было уничтожено. Хунли отдал приказ цинским войскам поголовно истребить
ойратское население. Из общей его численности в 600 тысяч человек 85 %
были перебиты, умерли от голода или оспы, и 5 % (30-40 тысяч) бежали в
пределы России, под пятой завоевателей остались лишь 10 %. опустевший
край был разбит на три округа — Или, Урумчи и Тарбагатай — и отдан под
власть наместника. Здесь стали создаваться города с цинскими гарнизонами
и управами.

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:54 | Сообщение # 528
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Завоевание Кашгарии.
В Кашгарии (Восточный Туркестан) существовало теократическое уйгурское государство. Его
раздирали религиозные распри между двумя основными течениями
мусульманского духовенства — «белогорскими» и «черногорскими» ходжами, а
также между правителями городов (хаким-беки) и ханской властью.
Последняя боролась за централизацию страны, а хаким-бекам была выгодна
её раздробленность. Борющиеся стороны часто опирались на внешние силы,
что облегчало подготовляемое Хунли завоевание этого края.
Перед походом в Кашгарию цинская дипломатия провела тщательную подготовку.
Местным феодалам (беки) обещались освобождение от власти теократов
(ходжи), установление мира и порядка, неприкосновенность господства
местной знати над трудовым населением. При этом маньчжуры умело
использовали неспособность местных феодалов к централизации и к
самозащите от натиска внешних сил, их стремление опереться на внешнего
покровителя-арбитра. В этой роли всё чаще выступал маньчжурский
богдохан. Хунли умело манипулировал разобщённостью политических сил в
Кашгарии, поддерживая «белогорских» ходжей против «черногорских», а
хакимов — против тех и других.
«Белогорские» ходжи во главе с Бурхан-эд-Дином и его братом Хан-Ходжой боролись против «черногорских»
ходжей, правивших Кашгарией. С помощью маньчжуро-китайских войск
«белогорские» ходжи в 1755 году захватили власть в крае, и на ханский
престол был возведён Бурхан-эд-Дин. Рассматривая его как своего
ставленника и «данника», Хунли потребовал от него «дань» и изъявление
покорности. Желая сохранить независимость, Бурхан-эд-Дин и его брат
сбросили с себя цинскую опеку и подняли население на борьбу за веру.
Хотя на сторону маньчжуров перешли хаким-беки ряда городов, повстанцы в
1757 году разгромили «восьмизнамённые» части, прибывшие в город Кучар.
Из покорённой Джунгарии сюда была направлена большая армия во главе с
наместником Чжао Хуэем и Ярхашанем. После двухмесячной осады она в 1758
году овладела Кучаром, уничтожив более тысячи человек. В течение трёх
месяцев армия Чжао Хуэя осаждала Яркенд, но сама оказалась окружённой
под его стенами героически сражавшимися силами Хан-Ходжи и прибывавшими к
нему новыми отрядами уйгуров. Они сорвали первую попытку подошедших
цинских войск деблокировать Чжао Хуэя. Это с большим трудом удалось лишь
со второй попытки в 1759 году. Подход новых цинских подкреплений,
подкуп маньчжурами хаким-беков ряда городов и внутренние распри среди
уйгурских феодалов во многом свели на нет успехи повстанцев. В 1759 году
двумя колоннами завое
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:55 | Сообщение # 529
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Духовное развитие Китая в Средние века часть 1
Образование и наука Китая.

Для управления огромной страной правительству требовались грамотные люди. В
городах Китая было много школ и высших учебных заведений, но учились в
них лишь дети феодалов и купцов. Чтобы стать чиновником, надо было сдать
сложные экзамены.
В Китае выпускались учебники по строительству оросительных сооружений, земледелию и другие книги. В
больших библиотеках заботливо хранились и переписывались древние
рукописи. В VII веке в императорской библиотеке насчитывалось около 90
тысяч томов.
В VIII веке в Китае было открыто одно из первых в мире научныхДостиженияя китайской культуры заимствованные другими народами
учреждений - Академия наук.
Китайские учёные сделали много выдающихся открытий. Математики решали сложные задачи, связанные со
строительством; в VII веке в Китае насчитывалось больше 3 тысяч
учёных-математиков.
Врачи знали множество лекарств. Они умели делать сложные операции и пользовались средствами для обезболивания. Величайшим
достижением китайской медицины были прививки от оспы.
Китайцы очень интересовались историей своей страны. Об этом говорит пословица: «Не
забывай прошлого, оно учитель будущего». В средние века были собраны и
переписаны сочинения древних историков. Во время правления каждого
императора собирались его указы и другие документы, чтобы облегчить труд
будущих историков. Учёные составляли подробную историю правления
прежней династии.
Китайские путешественники много сделали для развития географии. Они побывали в Средней Азии, Индии и Индонезии,
правдиво описали жизнь и обычаи многих народов. Моряки составили
подробные карты морского побережья Юго-Восточной Азии.

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:56 | Сообщение # 530
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Династия Цин часть 6.2
Цяньлун (Айсиньгёро Хунли) 1711-1799 г.

Внутренняя политика империи в зените могущества.
«Закрытие» Китая.
После подчинения Тибета, покорения Джунгарии и Кашгарии, Цинская империя
находилась в зените своего могущества. Западные походы 1751, 1757—1759
годов принесли Хунли огромную добычу — в состав империи вошли земли
общей площадью до 3 миллионов квадратных километров, что примерно
равнялось империи Великих Моголов в Индии. В середине XVIII века Цинская
империя была самым крупным и сильным государством Восточной Азии; Пекин
был больше тогдашнего Парижа. Хунли ощущал себя чуть ли не властелином
всего мира. Эйфория собственного могущества надолго стала главным
фактором, определявшим внутреннюю и внешнюю политику Цинской империи во
второй половине XVIII века. Ощущение всесилия внутри и вовне империи
привело к дальнейшему усилению изоляции Китая от внешнего мира — к
«закрытию» империи для «заморских варваров».
Цинские правители освоили опыт китайской истории. Они знали, что ослабление очередной
династии всегда сопровождалось нарастанием угрозы извне, а внутренние
смуты в конце правления обречённой династии использовались внешними
силами для захвата власти в Китае, как это сделали сами маньчжуры.
Исходя из минского опыта, Сюанье, Иньчжэнь и Хунли опасались, что
внешняя угроза может совпасть с массовым движением китайцев против
власти завоевателей. Маньчжуры и преданные им китайские сановники
помнили, что пришельцы из далёких европейских, по их мнению — маленьких и
слабых, «варварских» стран вмешались в своё время в борьбу между
минской и цинской династиями. Во избежание возможной кризисной ситуации
Пекин решил «закрыть» империю для этих «варваров», хотя эта мера
предосторожности лишала правительство большей части таможенных сборов от
морской торговли.
«Закрытие» Китая представляло собой растянутый во времени политический процесс, рассчитанный на то, чтобы предотвратить
складывание за рубежом сильной антиманьчжурской коалиции. Китайским
купцам не разрешалось строить большие корабли, плавать на иностранных
судах, общаться с «заморскими варварами» и изучать их языки. Два
последних запрета не распространялись лишь на купцов из гильдии
«Гунхан». Обычный въезд иностранцев был запрещён, жёстко
контролировалось прибытие купцов и дипломатов. Караванная торговля с
Россией через монгольские степи строго регламентировалась. Политика
изоляции страны от внешнего мира виделась цинским императорам как одно
из средств самосохранения.
В 1757 году была запрещена иностранная торговля во всех портах, кроме Гуанчжоу. Даже здесь европейцам не
разрешалось селиться в пределах городской черты. Им запрещалось изучать
китайский язык, а китайцев, обучающих «заморских варваров», казнили.
Нельзя было переселяться на прибрежные острова и распахивать там целину;
нарушителей возвращали на материк, а их дома сжигали. В 1787 году было
специально запрещено заселение островов у побережья провинции Чжэцзян.

Цензура .
Что касается внутренней политики Хунли, то эйфория могущества привела к
резкому усилению «литературной инквизиции» с её кострами и казнями. Ещё
более ужесточились прежние интеллектуальные запреты. В книгах нельзя
было упоминать личные имена маньчжурских правителей (это означало
непризнание их императорами Китая), нападать на цинский режим.
Воспрещалось критиковать некитайские династии (Ляо, Цзинь, Юань), как
родственные Цин, упоминать политические союзы и группировки конца Мин
(«Дунлинь», «Фушэ», «Цзишэ»), а также крамольных авторов. Нельзя было
писать о защите границ от кочевников (гуннов, киданей, тангутов,
чжурчжэней и монголов), по-своему трактовать конфуцианские каноны,
выступать против неоконфуцианской ортодоксии братьев Чэн и Чжу Си.
Произведения, содержащие такую «крамолу», подлежали полному или
частичному уничтожению (во втором случае из них изымались опасные главы
или части). С 1774 по 1784 годы полному запрещению подверглись более 2,3
тысяч изданий, а частичному — 342. Сожжение их в 1774—1782 годах
происходило 24 раза: в костёр были брошены почти 14 тысяч книг.
Запрещённые издания под страхом тяжких наказаний отбирались у населения и
уничтожались. Ослушавшихся ожидала смертная казнь. Кроме того, в
правление Хунли составлялись огромные списки книг, «не заслуживающих
внимания», но не подлежащих сожжению. Занесённые в них произведения не
рекомендовалось ни изучать, ни издавать, ни использовать при
преподавании.
Власти и специальный штат чиновников-цензоров особенно рьяно выискивали и уничтожали неофициальные труды по истории,
составленные по инициативе частных лиц и часто содержавшие
антиманьчжурские высказывания. Сжигалась бытовая художественная проза;
романы, новеллы и повести реалистического направления объявлялись
«непристойными». Вместо них населению навязывались «сельские
собеседования», о повышении эффективности которых Хунли трижды издавал
специальные указы. Была запрещена публикация «развратных романов», в том
числе таких замечательных произведений, как «Речные заводи» и «Цзинь,
Пин, Мэй». «Аморальными» были признаны многие фольклорные материалы,
новеллы и повести бытового жанра. Всячески дискриминировались книги
буддийского и даосского канонов, было разрешено переиздавать только 2 %
таких сочинений.
Ужесточались судебные процессы над литераторами. Поэтов казнили за строки, содержащие антицинские намёки, за написание
грустных стихов, что связывалось с падением Мин. Со времён Сюанье до
1772 года было организовано 12 больших «литературных» судебных
разбирательств. В результате были уничтожены целые семьи шэньши,
попавших под подозрение в нелояльности. Так, в 1777 году составитель
поэтической антологии Ван Сихоу был казнён за нарушение табу на личные
имена императоров. Его ближайших родственников бросили в тюрьму, а
сыновей и внуков превратили в рабов. По меткому выражению
писателя-демократа Лу Синя, наступила «тюрьма письменности», свободная
мысль была посажена за решётку. Карательные акции Хунли, считавшего себя
«просвещённым монархом», нанесли огромный урон науке и культуре Китая.
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:57 | Сообщение # 531
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Книгоиздательство.
В то же время при Хунли ещё больший размах получили «общественные работы», в которые были вовлечены
несколько тысяч китайских учёных и шэньши. Их усилиями были созданы
новые энциклопедии — «Цин тунчжи» («Цинский исторический свод»), «Цин
вэньсянь тункао» («Цинское исследование древних текстов»), «Цин тундянь»
(«Цинский политический свод») и «Тунцзянь цзилань» («Историческая
хроника Китая»). Особенно внушительным было знаменитое переиздание книг
императорской библиотеки «Сыку цюаньшу» («Полное собрание книг по
четырём разделам»). Десять лет (1772—1782) длилась работа огромного
коллектива учёных и литераторов по составлению этого грандиозного
компилятивного свода текстов. Его копии были разосланы в ряд публичных
библиотек, созданных Хунли для учёных, литераторов и шэньши. Кроме того,
по его приказу составлялись дополнения к энциклопедиям предшествовавших
эпох — «Сюй тунчжи» («Продолжение исторического свода»), «Сюй вэньсянь
тункао» («Продолжение исследования древних текстов») и «Сюй тундянь»
(«Продолжение политического свода»). Крайне важная для культурного
наследия, эта гигантская деятельность сопровождалась всё теми же
цензурными и фальсификаторскими сокращениями, подчисткой и
переиначиванием неугодных династии Цин мест в текстах и
верноподданническим освещением исторических событий.

Кадровая политика.
Всё это, естественно, влияло и на систему подготовки и отбора кандидатов в
сословие шэньши. При Хунли деградация традиционной экзаменационной
системы достигла предела. До 1757 года от периодов Тан, Сун и Мин ещё
сохранялись остатки требований к будущим шэньши и чиновникам в
практических вопросах их дальнейшей административной деятельности, но с
1757 года они были отброшены. Победили догматизм, начётничество и
крайняя оторванность от практических нужд будущей служебной карьеры.
Многолетняя подготовка к такого рода экзаменам могла быть заменена
протекцией, связями, взятками экзаменаторам. Быстро распространялась
покупка учёной степени, то есть получение её без экзаменов. В 1745 году
более четверти вновь назначенных уездных начальников купили учёную
степень, а общее число таких чиновников немногим уступало получившим её
через экзамены. По сравнению со своими предшественниками на троне, Хунли
более широко привлекал преданную завоевателям бюрократию из числа
китайцев к делам высших эшелонов власти; к началу XIX века
китайцы-чиновники уже преобладали в государственном аппарате, а их роль в
делах управления заметно возросла.

Пропагандистская поддержка внешней агрессии.
Западные походы и территориальные захваты 1750-х резко усилили мироустроительные
претензии Хунли. Следуя во всём примеру своего деда Сюанье, он
претендовал не только на реноме образцового конфуцианского правителя, но
и прославленного воина. После завоевания Джунгарии и Кашгарии он широко
разглагольствовал о своей «безупречной военной доблести», хотя его
военные успехи объяснялись прежде всего предварительным разложением
вражеского лагеря и особенно разжиганием внутренней розни. Тем не менее
поразительные успехи 1750-х годов породили у Хунли представление о своей
армии как о всепобеждающей силе. Ощущая себя всемогущим владыкой и
господином всего мира, он охотно склонялся к новым войнам и походам
против южных соседних стран — Мьянмы и Вьетнама.
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:57 | Сообщение # 532
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Вторая ойратско-маньчжурская война.
Период: 1715-1739 г.

Война между ойратским Джунгарским ханством и маньчжурской империей Цин за гегемонию в степях Восточной Азии.
Первая ойратско-маньчжурская война 1690—1697 годов едва не привела к гибели
ойратского государства. Новый правитель Джунгарского ханства — Цэван
Рабдан — постарался возродить мощь страны, и ему это удалось: в
1698—1699 годах ойраты нанесли поражение казахам, в 1700 году вновь
завоевали Восточный Туркестан, также они установили дружеские связи с
откочевавшими на Волгу калмыками.
Тем временем ряд врагов Цэван Рабдана — бывших сподвижников его дяди Галдан-Бошогту — нашла убежище у
хошоутских правителей района Кукунора.
Но с хошутами отношения у Цэван Рабдана сложились хорошо: дочь Цэван Рабдана стала женой
Лацзан-хана (хошутского правителя Тибета).
Укрепив свою власть, Цэван Рабдан стал требовать от Цинской империи возвращения территорий, ранее
принадлежавших Джунгарскому ханству.
Предвидя неизбежность войны с Джунгарией и отдавая себе отчет в трудностях ведения операций в таком
отдалённом крае, где полностью отсутствовали какие-либо местные базы
снабжения войск, цинское правительство стало искать союзников. Первой
попыткой этого рода было посольство сановника Тулишена, командированного
в 1712 году на Волгу к калмыцкому хану Аюке, однако оно не увенчалось
успехом, так как и российский Правительствующий сенат не советовал Аюке
воевать с джунгарами, и сам он не был расположен этого делать.
В 1715 году ойраты овладели Хами — важным стратегическим пунктом на пути в
Цинскую империю, а в конце 1716 года — Тибетом. В то время Тибет
практически полностью перешёл под влияние цинского императора Канси.
Цеван Рабдан смотрел на это отрицательно. Моральное влияние Тибета в
Монголии было настолько велико, что Цэван-Рабдан не мог смириться, видя,
как тот переходит под власть Цинов. Он решил восстановить в Тибете
влияние Джунгарского ханства. Воспользовавшись не прекращавшимися в
Тибете и Кукуноре смутами и междоусобицами, Цэван Рабдан направил к
Лхасе войска под командованием Цэрэн Дондоба-старшего, которые взяли
город в конце 1717 года.
Перед Цинской империей замаячил призрак возрождения державы Чингис-хана. Маньчжуры не могли допустить, чтобы
центр тибетского буддизма находился под контролем их злейшего врага.
Первый поход цинских войск в Тибет был плохо подготовлен, и в районе
Нагчу маньчжуро-китайская армия потерпела поражение. В 1720 году в Тибет
двинулись цинские войска одновременно из Кукунора и Сычуани, им удалось
разбить ойратов и отбить у них Лхасу. Тибетские союзники ойратов были
казнены, а союзники Цин образовали временную столичную администрацию во
главе с маньчжурским военачальником Яньсинем. Вернув к власти бывших
сторонников Лацзан-хана, цинское правительство поспешило вывести войска
из Тибета, оставив лишь гарнизон в Лхасе и небольшие гарнизоны для
охраны дороги из Лхасы в провинцию Сычуань.
В 1720 году цинские войска заняли Хами и Турфан. В связи с тем, что джунгарские войска не
располагали артиллерией, они предпочитали сражаться в открытом поле;
цинские же, наоборот, предпочитали вести бой на укреплённых позициях,
поэтому война перешла в затяжную стадию. Мирные переговоры были
невозможны из-за непримиримости позиций сторон: Цэван Рабдан настаивал,
чтобы манчжуры оставили Хами, Турфан и Халху. Вскоре Цеван-Равдан
возобновил боевые действия, вернув Турфан и Хами .
В конце 1722 года скончался маньчжурский император Сюанье, правивший под девизом «Канси», и
в боевых действиях наступило вынужденное перемирие: цинские войска не
пытались двигаться вперёд, а ойратские — не пытались штурмовать их
позиции.
В 1720 году ойратский правитель решил обратиться за помощью к России. Переговоры, однако, изобиловали ложными утверждениями и
недопониманиями. Так, в разговоре с российским сотником Чередовым Цэван
Рабдан сослался на якобы проведённое в начале XVII века размежевание
российско-джунгарских земель по линии река Омь — Чёрный мыс (на Оби).
Российские же власти поняли джунгарское обращение как желание перейти в
российское подданство, наподобие того, как это сделал калмыцкий хан
Аюка. В 1721 году в Санкт-Петербург прибыл джунгарский посол Борокурган,
который в сентябре был принят Петром I.
После смерти маньчжурского императора ойратская позиция по отношению к России резко изменилась:
джунгарские правители решили, что война фактически окончена. В 1724 году
к Петру I прибыл новый джунгарский посол — Доржи, но переговоры на этот
раз свелись лишь к подтверждению существующих дружеских отношений между
двумя державами. В связи с тем, что цинские войска прекратили давление
на Джунгарию, ойраты перешли к военным операциям против казахов.
В 1727 году умер джунгарский правитель Цэван Рабдан. После этого в
ойратской ставке началась борьба за власть между враждующими
группировками, в результате которой новым правителем стал Галдан-Цэрэн.
В 1729 году цинский император Айсиньгёро Иньчжэнь, правивший под девизом
«Юнчжэн», принял решение о возобновлении войны с ойратами. То, что новое
столкновение неизбежно, понимали обе стороны, и заранее готовились к
нему, как накапливая войска, так и пытаясь найти союзников — в основном,
пытаясь склонить к участию в боевых действиях на своей стороне Россию,
или хотя бы принявших её подданство калмыков.
В 1730 году цинские войска были разбиты ойратами у озера Баркуль, а в 1731 — на Алтае.
Однако в 1732 году цинская армия построила на джунгарской границе в
урочище Модон-Цаган-куль мощную крепость, которая послужила базой для её
дальнейших операций. 23 августа 1732 года 30-тысячная ойратская армия
под руководством Цэрэн Дондоба-младшего выступила в поход на восток по
направлению к Толе и Керулену, и 26 августа разбила 22-тысячную
группировку противника у горы Модон-хотон. Ойраты дошли до резиденции
главы ламаистской церкви в Халхе — монастыря Эрдэни-Дзу, однако были там
разгромлены цинскими войсками в решающем сражении. В 1733-1734 годах
Цины перешли в наступление, но не добились каких-либо успехов.
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:58 | Сообщение # 533
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Заключение мирного договора.
Поражение ойратских войск в Халхе и неудачи Цинов в наступлениях показали, что решить конфликт
силой оружия невозможно: ни одна из сторон не могла нанести решающего
поражения другой. Единственным выходом из образовавшегося тупика были
переговоры, которые тянулись долго и протекали негладко. Камнем
преткновения стал вопрос о границах: Галдан-Цэрэн требовал вернуть
Джунгарии земли к востоку от Алтая до Хангайских гор и верховьев Енисея,
но Пекин и особенно халхаские ханы и князья на это не соглашались.
Халхаские правители выдвинули требование установить границу Халхи и
Джунгарского ханства по линии Алтайских гор и реке Иртыш, отделив их
владения «ничейной» полосой земли. Правитель Джунгарии решительно
отклонил эти требования.
Переговоры, начатые при жизни Айсиньгёро Иньчжэня, завершились лишь в 1739 году, уже при его преемнике —
Айсиньгёро Хунли (правившем под девизом «Цяньлун»). Обе стороны должны
были пойти на уступки и в конечном счете согласились считать границей
Алтайские горы и озеро Убса-нор. В итоге Цины пошли на территориальные
уступки, Джунгарскому ханству была возвращена значительная часть ранее
потерянных территорий к востоку от Монгольского Алтая. Мирным договором
предусматривалось возобновление взаимной торговли, а также свободного
передвижения паломников в Тибет и из Тибета.

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:58 | Сообщение # 534
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Династия Цин часть 6.3
Цяньлун (Айсиньгёро Хунли) 1711-1799 г.
Поход в Мьянму.
Основная статья: Бирмано-китайские войны
Предлогом для войны с Мьянмой (Авским государством) послужил пограничный
конфликт, вызванный маньчжурским вмешательством во внутренние дела
соседней страны. Власти провинции Юньнань дважды посылали войска против
мьянманцев, а последние, в свою очередь, вторгались в Юньнань. В 1768
году в Мьянму двинулась 40-тысячная цинская армия под командованием
Минжуя, получившего приказ Хунли захватить мьянманскую столицу — город
Аву. Не дойдя до неё, китайское войско попало в тяжёлое положение:
мьянманцы, отрезав его от Юньнани, обрекли наступавших на голод.
Захватчики отступили с большими потерями, а сам Минжуй повесился. В 1769
году состоялся второй поход в Мьянму. На этот раз 60-тысячная армия
наступала из Китая тремя колоннами. Одна двигалась по реке Иравади, в
две — по суше. Ими командовали Фу Хэн, Агуй и Алигунь.
Жестокие бои развернулись в районе реки Иравади. Наступавшие пытались захватить город
Аву со стороны города Бамо, но вновь потерпели неудачу. Однако
начавшаяся война Сиама с Мьянмой оказалась для маньчжуров спасительной,
ибо мьянманский правитель предложил заключить мир. По договору 1769 года
обе стороны очищали занятые ими территории, цинская армия до отхода на
границу должна была переплавить все свои пушки, а Мьянма символически
признавала себя «данником» Цинской империи. Хунли был взбешен провалом
своих завоевательных замыслов, и запретил торговлю с Мьянмой. В
1787—1788 годах китайско-мьянманские отношения и торговля постепенно
нормализовались. В последующем цинские императоры довольствовались
прибытием раз в 10 лет в Пекин мьянманских послов с «данью». Несмотря на
явную неудачу в войне с Мьянмой, мощь Цинской империи по-прежнему
производила большое впечатление на соседей. Так, Рама I (правитель
Сиама, пришедший к власти в 1782 году), искал поддержки Хунли в своей
войне против Мьянмы. В 1786 году он сам прислал послов в Пекин, чтобы и
его причислили к «данникам» Цинской империи.

Поход во Вьетнам.
В конце 1780-х годов Хунли представилась возможность покорить северную
часть Вьетнама. В ходе восстания (1771—1802) тэйшоны создали своё
государство в центральной и южной части страны, и боролись за овладение
северной. В 1787 году, во время похода тэйшонов на север, император
Аннама Ле Тьеу Тхонг [en]бежал в Китай с просьбой о помощи.
Воспользовавшись этим, Хунли в 1788 году направил во Вьетнам огромную
армию из провинций Юньнань, Гуанси, Гуандун и Гуйчжоу. 200 тысяч солдат
двигались тремя колоннами под общим командованием наместника Лянгуана
Сун Шии. Используя своё численное превосходство, цинские войска одержали
над тэйшонами ряд побед. В крупном сражении на реке Тхонг вьетнамцы
потерпели тяжёлое поражение. Почти не встречая сопротивления, цинская
армия вошла в столицу Аннама — Тханглонг (Ханой). Здесь Сун Шии вручил
императору Ле инвеституру. Вокруг столицы была создана линия укреплений.
В лагере отступивших южнее тэйшонов Нгуен Хюэ провозгласил себя
императором, взяв имя «Куанг Чунг». Он создал мобильную и дееспособную
армию, усиленную флотом, кавалерией и боевыми слонами. В 1789 году
стремительно наступавшие воины Куанг Чунга ворвались в столицу.
Захватчики оставили Тханглонг и, вместе с Сун Шии и императором Ле, бежали. В бою
под деревней Донгда были наголову разгромлены китайские войска Чжан
Идуна, потерявшие 10 тысяч солдат. Отступавшие из Тханглонга к границе
цинские отряды были почти полностью уничтожены. Для восстановления
своего престижа Хунли мобилизовал войска во главе с Фукананем. Отдавая
себе отчёт в неравенстве сил, Куанг Чунг возвратил всех пленных,
предложил установить добрососедские отношения, и в 1789 году послал в
Пекин посольство с дарами. Хунли был вынужден признать Куанг Чунга
правителем Дайвьета (Аннама), а бывшего императора Ле поселить под
Пекином. Был восстановлен существовавший уже давно статус Аннама как
«данника» Цинской империи. Таким образом, попытка Хунли покорить южного
соседа фактически закончилась провалом. Зная, как важна для китайских
императоров внешняя сторона дела, Куанг Чунг лично прибыл в Пекин в 1790
году, чтобы поздравить Хунли с его восьмидесятилетием.
 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 20:59 | Сообщение # 535
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Переход к стагнации.
Провал завоевательных войн против Мьянмы и Вьетнама свидетельствовал о несоответствии внешнего величия и
показной мощи Срединной империи её внутреннему состоянию. С 70-х годов
XVIII века началось загнивание маньчжурского режима и его ослабление под
ударами нараставших восстаний крестьян и национальных меньшинств.
Внешний блеск деяний Хунли и эры правления «Цяньлун» лишь прикрывал
начало внутреннего упадка Цинской империи. Происходило дальнейшее
ослабление «знамённого» сословия за счёт утраты им своих земель. Росла
коррупция в чиновничьей среде, увеличилась налоговая эксплуатация
населения. Его численный рост обгонял рост пахотных земель, в результате
чего уменьшались размеры среднедушевого крестьянского надела.
Усиливалась прослойка бедняков, пауперов и люмпенов. Обострение
социальной ситуации шло параллельно нарастанию межнациональных
противоречий.
В Цинской империи процветала национальная и религиозная дискриминация. Китайцы не из числа «восьмизнамённых» долгое время не
допускались в верхние эшелоны власти. Китайским мусульманам (хуэйцзу)
был закрыт доступ в среду штатской бюрократии — их принимали только на
военную службу. Представителей национальных меньшинств Юго-Запада
рассматривали как «варваров» и на государственную службу не принимали
вообще. Специфическая религиозная политика Сюанье, Иньчжэня и особенно
Хунли при всей её официально рекламируемой веротерпимости создавала в
империи дополнительную политическую напряжённость. Ревностное укрепление
конфуцианства цинскими императорами привело к необъявленному, но
ощутимому наступлению на иные религии, к падению престижа буддизма и
даосизма. Цинская династия отказывалась признавать религиозные
прерогативы даосов. Если «оседлое», то есть монастырское, духовенство
буддистов и даосов охранялось властями, то отношение к бродячим
буддийским монахам и даосским проповедникам оставалось явно негативным.
Бродячих буддистов и даосов относили к «подлому люду» и противопоставляли
«оседлым», то есть монастырским. С близостью этих «нищих» монахов к
простым труженикам был связан их оппозиционный настрой и участие в
народных восстаниях, что, в свою очередь, усиливало негативное отношение
властей к такого рода монахам.
Особую неприязнь официальный Пекин питал к исламу. Поскольку мусульмане часто выступали против маньчжуров,
цинские императоры рядом мер ограничивали свободу их вероисповедания.
Хунли запретил постройку новых мечетей и паломничество в Мекку. Следуя
традиционному курсу китайских императоров «править варварами руками
других варваров», маньчжуры всячески разжигали национальную рознь, умело
подогревая и используя противоречия между различными религиями. В
северо-западных районах империи цинские власти насаждали вражду между
китайцами и мусульманами, между монголами и ханьцами, между мусульманами
и монголами. Особенно успешно власти натравливали ханьцев-кофуцианцев
на мусульман, монголов-буддистов на приверженцев ислама. Тем самым
императоры сохраняли контроль над ними и укрепляли свою власть.

Возвышение Хэшэня .
Постепенное загнивание маньчжурского режима сопровождалось деградацией правящей
верхушки. По мере приближения Хунли к семидесятилетнему возрасту
реальная власть в стране всё больше переходила в руки его
могущественного фаворита Хэшэня. Этот молодой маньчжур сделал
головокружительную карьеру от сюцая и императорского телохранителя до
фактического правителя государства. В 1776 году он уже стал главой
Дворцового управления и был введён во Внутренний секретариат и Военный
совет (членом которого состоял почти четверть века), а в 1786 году занял
пост канцлера (дасюэши). В 1790 году, женив своего сына на дочери
императора и став его родственником, Хэшэнь обрёл всесилие. Временами он
занимал до двадцати различных высоких постов и доходных должностей.
Хунли постоянно осыпал его милостями. Специально для него в Чжуннаньхае —
за западной стеной Запретного города — был построен роскошный дворец,
который обслуживали тысяча слуг. В руки фаворита стекались несметные
богатства, усиливая и без того его невероятную алчность.
Хэшэнь держал в своих руках как столичную, так и провинциальную бюрократию.
Вокруг него сложилась целая клика его родственников, ставленников и
сторонников — таких, как Фуканъань, Би Юань и др. Хэшэнь и его
окружение, используя своё служебное положение, торговали титулами,
должностями, почётными и учёными званиями, занимались взяточничеством,
присваивали государственное имущество, расхищали казённые средства и
творили произвол. Они повсюду насаждали своих приверженцев,
расправлялись с теми, кто подавал жалобы на них или обличал их
преступления в докладах императору. Всё это оказывало крайне разлагающее
влияние на государственный аппарат. Чиновничество на всех уровнях, как
могло, подражало всесильному временщику. Сановники, придворные и высшая
бюрократия стремились снискать его расположение крайне дорогими
подарками, а иных он и не брал. Из драгоценностей, присылавшихся в Пекин
из соседних стран в качестве «дани», а также подношений императору от
наместников и губернаторов провинций, Хэшэнь отбирал самое лучшее.
Безмерная жадность толкала его даже на ростовщичество. Ему принадлежали
117 меняльных контор и ломбардов с общим капиталом 70 миллионов лянов.
Его богатства превышали ценности императорского дворца. Только одно его
движимое имущество, без земли и дворцов, оценивалось в 80 миллионов
лянов. Он владел более 800 тысяч му земли. Стоимость всего его имущества
примерно равнялась доходу казны за восемь лет.
Всесилие Хэшэня укреплялось по мере отхода престарелого богдохана от дел, особенно после
внесения им изменений в систему передачи власти. До этого даже самые
близкие к императору люди вплоть до самой его смерти не знали имени
преемника. Хунли же установил официальный институт наследника (тайцзы),
объявляемого ещё при жизни Сына Неба.

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 21:00 | Сообщение # 536
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Посольство Дж. Маккартнэя.

В конце XVIII века «закрытие» Цинской империи для внешней торговли стало препятствием для быстро усиливавшейся
экономической и колониальной экспансии Англии. Вступив с 1760-х годов в
стадию промышленного переворота, последняя искала пути для открытия
рынков стран Востока и сбыта своих товаров. Стремясь
пробить брешь в системе изоляции Китая, правительство У.Питта под
нажимом торгово-промышленных кругов в 1792 году направило в Пекин
посольство Дж. Маккартнэя. Он должен был добиться открытия для
британской торговли ряда портов, создания складских пунктов, учреждения
дипломатического или торгового представительства Англии в столице
Цинской империи и отмены некоторых ограничений на торговлю и
передвижение англичан в Китае. В провинции Жэхэ и в Пекине Дж.
Маккартнэя в 1793 году приняли как посла далёкого и маленького
«варварского» государства — очередного «данника» богдохана. Хунли и
Хэшэнь отказались вести переговоры с послом и отвергли все письменные
требования англичан. Миссия Маккартнэя окончилась в 1794 году
безрезультатно. Пекинские правители всё ещё ощущали себя вершителями
судеб мира, а свою империю — центром Вселенной, перед которой должны
были трепетать как азиатские «данники», так и «английские варвары».

 
CHINAVSEMДата: Пятница, 26.05.2017, 21:03 | Сообщение # 537
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Гуанчжоу (Кантон) часть 2

Гуанчжоу — один из 24 исторических городов Китая, с более чем 2000-летней историей. По малодостоверной
легенде, город был основан в 862 году до н. э. Более 2000 лет назад, в
эпоху династии Западная Хань был основан торговый порт, отсюда корабли
других стран забирали китайские товары. До нашего времени сохранились
реликтовые останки судоверфи династии Цинь и Хань, демонстрирующие
уровень развития судостроения той эпохи.
На протяжении многих веков из Гуанчжоу начинался морской Шёлковый путь. Во II веке до н. э. город
носил название «Паньюй» (番禺 Pānyú) и являлся столицей китайско-вьетского
государства Намвьет.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:12 | Сообщение # 538
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Духовное развитие Китая в Средние века часть 2
Изобретения.

Китайцы первыми научились печатать книги. Сначала мастера вырезали текст
на гладкихЖелезная пагода китай деревянных досках, иероглифы
покрывали тушью и накладывали на них бумагу. При этом каждый новый текст
приходилось опять вырезать на доске. От частого
смачивания краской доска разбухала и быстро рассыхалась. В XI веке был
изобретён разборный шрифт, состоявший из отдельных иероглифов. Иероглифы
сначала лепили из глины, а затем научились отливать их из металла.
Появились типографии, развернулась торговля книгами.
В VIII веке р столице Китая стала выходить первая в мире ежедневная газета «Столичный
вестник». Газету печатали с досок. В ней помещали указы императора и
сообщения о важнейших событиях. Эта газета под тем же названием выходила
более тысячи лет.
Уже в древности в Китае научились делать порох. Сначала его применяли для фейерверков, а затем и в военном деле. При
защите городов воины использовали «огненные копья» - так назывались
пороховые ракеты, которыми наносили ожоги врагам. В XIII-XIV веках
появились пушки и ружья.
В XI веке китайские моряки начали применять компас, изобретённый ещё в древности. С помощью магнитной стрелки они
могли точно определять направление в открытом море.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:12 | Сообщение # 539
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Династия Цин часть 6.4
Цяньлун (Айсиньгёро Хунли) 1711-1799 г.
Поход в Тибет и Непал .
Основная статья: Тибетско-непальская война
В 1788 году непальские гуркхи вторглись в Тибет. Будучи не в силах
отразить вторжение самостоятельно, Тибет обратился за помощью к своему
сюзерену — Цинской империи. Цинская армия под руководством Фуканъаня не
только выбила гуркхов из Тибета, но и дошла до Катманду. По заключённому
в 1792 году договору непальский правитель обязался не нарушать границ
Тибета, вернуть награбленное, и признал себя «данником» Цинской империи.
Поход в Тибет и Непал, обошедшийся казне в 6 миллионов лянов,
существенно обострил внутренние трудности империи.
Победу над Непалом в 1792 году Хунли и Хэшэнь использовали для укрепления в Тибете
маньчжурского влияния. Цинские наместники получили право участвовать в
назначении и смещении министров и чиновников, в контроле над финансами и
инспектировании границ. Внешние связи Тибета в большой мере также
оказались в руках цинских наместников. Резко увеличилась численность
гарнизонов, состоявших из монгольских, маньчжурских и китайских частей.
Влияние маньчжуров в Тибете достигло исторического максимума. Опасаясь
иностранного, прежде всего английского, влияния в Тибете, цинские
императоры осуществляли политику его изоляции от внешнего мира.

Рост влияния тайных обществ.
С 1685 по 1792 года маньчжурские императоры вели 11 войн, продолжавшихся в
общей сложности 50 лет. С 1721 по 1795 годы в Китае произошло 12
крупных восстаний, подавление которых потребовало почти 30 лет. Внешние и
внутренние военные действия зачастую протекали одновременно. Они вели к
росту налогов, к экстренным поборам, мобилизации крестьян для отбывания
транспортной и иных повинностей.
За сто лет после окончательного завоевания Китая маньчжурами население страны увеличилось примерно
втрое, а площадь обрабатываемых земель, занесённых в кадастры, только на
две трети. В итоге обрабатываемая площадь земли на душу населения
сократилась почти на 30 %. Как следствие резко обострилась
продовольственная проблема, снизился жизненный уровень населения. В
результате к концу XVIII века стала быстро расти масса бедняков,
разорённых крестьян. Города, селения, торговые и ремесленные центры,
дороги и базары наполнялись безработными, нищими, бродягами, беженцами
из районов стихийных бедствий и военных действий. Тысячи снявшихся с
мест, бредущие по дорогам толпы голодных и опустившихся людей, которым
нечего было терять и которые были способны на всё, служили горючим
материалом для социального взрыва. Обострение социальной ситуации
активизировало антиманьчжурские настроения. Национальное патриотическое
движение стало соединяться с социальным недовольством. В результате
второе дыхание приобрела деятельность такого традиционного института
китайского социума, как тайные общества (хуэйдан).
Власти жестоко преследовали тайные общества. Населению под страхом смертной казни
запрещалось вступать в них. Тем не менее число их членов, их новых
ответвлений и ячеек, их территориальный охват и авторитет у населения
непрерывно росли.
В 1770-х годах в Северном Китае активизировались различные ответвления секты «Белого лотоса» (Байлянь цзяо). Одно из них —
секта «Белого солнца» (Байян цзяо) — в 1774 году организовало восстание
в провинции Шаньдун. Повстанцы захватили ряд окружных и уездных
центров, главный город области Дунчан, осадили и взяли город Линьцин на
Великом канале, блокировав маньчжурский гарнизон. Тем самым повстанцы
перекрыли подвоз с юга продовольствия в Пекин. Крайне встревоженный
Хунли приказал стянуть сюда из разных провинций отборные войска.
Возглавляемые канцлером Шухэжэ, они разгромили повстанцев вблизи
Линьцина и ворвались в город. Чтобы не попасть в руки карателей,
основные руководители восстания сами сожгли себя в подожжённом доме;
прочих руководителей восстания увезли в Пекин и там казнили. В провинции
Шаньдун было казнено свыше тысячи пленных.
В 1775 году другое ответвление «Белого лотоса» — секта «Красного солнца» (Хунъян цзяо) —
активизировало свою деятельность в окрестностях Пекина и в Мукдене.
Арестовав руководителей секты и многих её членов, власти сумели
предотвратить нараставшую опасность. В 1786 году ещё одно ответвление
«Белого лотоса» — секта «Восемь триграмм» (Багуа цзяо) — подняла
восстание в области Дамин провинции Чжили. Захватив областной центр и
перебив чиновников, повстанцы выдвинули лозунг свержения династии Цин,
но потерпели поражение. В 1788 году властям удалось при помощи арестов
сорвать подготовку восстания этой секты в районе, лежавшем на границе
провинций Шэньси и Хэнань. В течение двух последующих лет здесь шли
аресты её членов.
В конце 1780-х годов из-за тяжести налогового гнёта и чиновничьего произвола обострилась обстановка на Тайване. Большим
влиянием здесь пользовалось «Общество Неба и Земли», действовавшее в
Фуцзяни. Когда в 1787 году против главы основателя отделения этого
общества на Тайване был послан карательный отряд, он был разгромлен
повстанцами, которые захватили ряд административных центров. В руках
повстанцев оказалась почти вся западная часть Тайваня. Повстанцы создали
свой госаппарат, состоявший из членов тайного общества, провозгласили
восстановление порядков и обычаев династии Мин. Однако они не смогли
взять главный город — Тайваньфу (Тайнань). Когда на остров с материка
прибыло два отряда карателей — повстанцы сняли осаду Тайваньфу и,
отступив вглубь острова, стали укреплять свои силы. С материка карателям
также непрерывно прибывали подкрепления, и к концу 1787 года на острове
действовала 100-тысячная армия из «знамённых» частей и отборных войск
семи провинций. Ею командовал Фуканань. В следующем году основные
группировки повстанцев были разгромлены, их руководители схвачены,
отправлены в клетках в Пекин и там казнены. Стремясь укрепить своё
положение на Тайване, маньчжуры в 1792 году специально внесли в
Уголовный кодекс империи «Дайцин люйли» строжайший запрет на
деятельность «Общества Неба и Земли». Принадлежность к нему каралась
смертной казнью или пожизненной ссылкой.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:13 | Сообщение # 540
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Завершение покорения Юго-Западного Китая.
Мраморная ладья императора Цяньлуна.
«Второе маньчжурское завоевание» неханьских районов Юго-Западного Китая привело
к потере земель местными народностями. Их земли усиленно захватывали
китайские чиновники, помещики и переселенцы. Обезземеливание
сопровождалось произволом властей и ростовщической эксплуатацией. В этой
накалённой обстановке в 1795 году в области Тунжэнь провинции Гуйчжоу и
в соседней провинции Хунань восстали мяо. Под лозунгом «изгнать
пришельцев и вернуть исконные земли» мяо в короткий срок свергли цинскую
власть в обширном регионе на стыке провинций Гуйчжоу, Хунань и Сычуань.
В прилегающих к нему областях маньчжуры ввели военное положение и
приступили к массовым арестам мяо. Помимо войск трёх провинций, против
восставших были двинуты отборные части из провинций Юньнань и Хубэй.
Однако в 1796 году повстанцы стойко держались против огромной армии
Фукананя. После его смерти цинские военачальники, не имея возможности
справиться со своей задачей, просили Хэшэня пойти на уступки мяо.
Отклонив их просьбу, правительство двинуло в Хунань новые подкрепления.
Три месяца шли ожесточённые бои за овладение главной базой повстанцев. К
началу 1797 года с повстанцами было покончено. Чтобы разрядить
обстановку, власти возвратили мяо какую-то часть отнятых у них земель,
но главные причины, вызвавшие восстание 1795—1797 годов, не были
устранены.

Отречение Хунли
В феврале 1796 года, на шестидесятом году своего правления, в возрасте 85 лет император Хунли
отрёкся от престола. Считая для себя непозволительным править дольше,
чем его великий дед Сюанье, Хунли передал власть своему пятнадцатому
сыну Юнъяню. Новый император получил вместе с троном в наследство от
отца его всемогущего фаворита Хэшэня. Не желая огорчать престарелого
Хунли, Юнъянь был вынужден терпеть его любимца. Хэшэнь ещё в течение
трёх лет — вплоть до смерти экс-императора в 1799 году — сохранял в
своих руках управление всеми делами государства.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:13 | Сообщение # 541
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Третья ойратско-маньчжурская война.
Период: 1755-1759 г.
Война между ойратским Джунгарским ханством и маньчжурской империей Цин за гегемонию в степях Восточной Азии.
В 1745 году умер джунгарский хан Галдан-Цэрэн. У него в это время было три сына и несколько дочерей. Старшему сыну — Лама-Доржи в год смерти отца исполнилось 19 лет,
среднему — Цеван-Доржи — 13, младшему — Цеван-Даши только минуло семь
лет. Галдан-Цэрэн завещал трон среднему сыну, который в 1746 году и был
провозглашен ханом под именем Аджа-хана, но ханствовал он недолго. В
1749 году в результате заговора он был свергнут с престола и убит, а
ханом Джунгарии стал Лама-Доржи, принявший титул
Эрдэни-Лама-Батур-хунтайджи. Но и его правление не было длительным:
титулованная ойратская знать не желала признавать ханом Лама-Доржи —
человека незнатного происхождения, побочного сына Галдан-Цэрэна,
рожденного от наложницы. Возник новый заговор, имевший целью свержение
Лама-Доржи и возведение на ханский престол малолетнего Цэван-Даши.
Заговор был раскрыт, его участники понесли суровое наказание.
Появился новый претендент на ханский престол — Даваци, происхождение которого
давало ему преимущественное право на престолонаследие. Родовое владение
Даваци находилось в Тарбагатае, как и владение другого ойратского нойона
— Амурсаны, с которым Даваци был в тесной связи и дружбе. Первоначально
Даваци и Амурсана потерпели поражение в борьбе против Лама-Доржи, и в
1751 году бежали к казахам. Через год они вернулись на родину и
возобновили борьбу против Лама-Доржи, который был ими убит в самом
начале 1753 года. Повелителем ойратского ханства стал Даваци. Однако ряд
нойонов возвели на престол своего ставленника — Немеху-Жиргала, и в
Джунгарии оказалось сразу два хана. С помощью Амурсаны Даваци низложил и
убил конкурента.
Со времён окончания второй ойратско-маньчжурской войны Цинская империя внимательно наблюдала за ситуацией в Джунгарии. С
ноября 1750 года ойраты начали перебегать из Джунгарии в Цинскую
империю. Цинские власти щедро одаривали каждого перебежчика,
предоставляя на первых порах налоговые и иные льготы, награждая
представителей знати и чиновничества различными пышными титулами и
званиями. Одновременно цинское правительство стало готовиться к новой
войне, справедливо полагая, что при обострении внутренних противоречий
Джунгарское ханство уже не сможет оказать эффективного сопротивления. В
1752 году подготовка к войне против ойратов усилилась. В Халхе был
получен приказ о поголовной проверке и переписи всех без исключения
мужчин, годных к военной службе, и их вооружения. На лето 1752 года в
районе Эрдэни-Дзу был назначен смотр халхаских войск. Здесь была
построена крепость, от стен которой до самой ойратской границы
протянулась цепь постов и застав, где были использованы войска халхаских
князей. С весны 1753 г. на джунгарскую границу стали подтягиваться
новые части цинской армии, снабженные артиллерией, значительными
запасами вооружения, снаряжения и продовольствия.
Осенью 1753 года в Китай из Джунгарии перебежало более 3 тысяч ойратских семейств во главе с
двумя внуками Галдан-Цэрэна. Цинские власти ускорили подготовку к
походу против Джунгарии. В армию, предназначавшуюся к вторжению в
Джунгарское ханство, наряду с маньчжурскими воинами стали широко
привлекаться китайцы (ханьцы), южные монголы и халха-монголы, которым
предстояло сражаться под началом маньчжуров. Цинское правительство
открыто готовилось использовать благоприятно складывавшуюся обстановку,
вторгнуться в Джунгарию и навсегда покончить с государством ойратских
феодалов. На этот раз оно рассчитывало справиться с этой задачей
собственными силами, поэтому не искало союзников на Волге и не просило
помощи России.
Вскоре после воцарения Даваци он рассорился с Амурсаной. Амурсана в 1754 году проиграл сражение, и бежал через
Телецкое озеро, Кобдо и Улангом в Халху, где явился к цинским властям и
заявил о своем желании служить Цинской династии. Его отправили в Пекин.
При дворе Амурсану встретили с большой радостью. Цинская династия
увидела в Амурсане удобное орудие в борьбе за осуществление своей
заветной цели — уничтожение Джунгарского ханства.
Зима 1754 года в Цинской империи была заполнена грандиозными мобилизациями с целью
завершить подготовку к вторжению в Джунгарию до начала весны 1755 года.
Цинское командование решило посадить на лошадей всех воинов, что вызвало
новую волну массовых принудительных реквизиций конского состава.
Власти, не задумываясь, отбирали лошадей и верблюдов у пограничников,
охранявших русско-китайскую границу в Забайкалье, останавливали
купеческие караваны в пути, отнимали у них лошадей и верблюдов, бросая
купцов на произвол судьбы. Все было подчинено подготовке к решающему
наступлению. Каждый воин был вооружен ружьем, саблей, копьем, луком с 40
стрелами; армия располагала к тому же сильной артиллерией.
К весне 1755 года цинская армия вторжения была готова к походу. В её составе
были не только маньчжурские, но и китайские войска, отряды южных
монголов и халхасцев. Армия была разделена на две части. Одна из них
составила северный отряд под командованием маньчжурского генерала
Баньди. Отряд получил задание выступить из района Улясутая и двигаться в
долину реки Боротала, перейдя реки Булугун, Чингиль, озеро Айрик-нор.
Южному отряду под командованием маньчжурского генерала Юнхана было
предписано двигаться к долине Боротала по дороге Баркуль — Урумчи.
Каждый отряд имел сильные авангарды, которыми командовали ойратские
князья, перебежавшие на сторону Цинской династии. Авангардом северного
отряда командовал Амурсана.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:14 | Сообщение # 542
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Цинское вторжение.
Весной оба отряда цинской армии (их общая численность составляла — по оценкам разных источников — от 90 до
200 тысяч человек) вступили на территорию Джунгарского ханства. В конце
апреля оба отряда, соединившись в долине реки Боротала у озера Эбинор,
подошли к реке Или, переправились через неё и двинулись дальше, не
встретив ни малейшего сопротивления. Узнав, что с войском идёт Амурсана,
многие ойраты переходили на сторону цинской армии.
Пытаясь остановить вторжение, Даваци отправил в Пекин посольство, предлагая мир и
дружбу, но всё было тщетно. 14 мая авангард армии вторжения во главе с
Амурсаной вступил в долину реки Текес, где вошел в соприкосновение с
немногочисленными отрядами Даваци. Не приняв боя, хан бежал от Амурсаны,
оставив в его руках жену и детей, и направился в сторону Кашгара. 8
июля его схватили мусульманские правители города Куча и передали в руки
Амурсаны, который доставил пленника в ставку главнокомандующего цинской
армией. Ойратские феодалы сдавались на милость победителей, простой
народ, будучи измучен княжескими распрями, даже не пытался
сопротивляться. Джунгарское ханство развалилось.
Цинские власти распространили на Джунгарию общую административную систему, введённую
ранее в завоёванных частях Монголии; институт всеойратского хана был
упразднён. На обломках ханства цинские власти образовали 4
самостоятельных, независимых друг от друга княжества — Хойт, Дербет,
Хошут и Чорос, правители которых были подчинены непосредственно Пекину.
Завершив войну, цинские власти стали срочно выводить войска и распускать
их по домам, ибо содержание огромного войска в такой дали, оказавшегося
в итоге ненужным, ложилось тяжким бременем на казну, а в Халхе, в
которой было мобилизовано огромное количество мужчин, начинало зреть
народное недовольство. Лишь в важнейших пунктах Халхи и Джунгарии были
оставлены небольшие гарнизоны.

Восстание Амурсаны.
Амурсана рассчитывал с цинской помощью стать всеойратским ханом, но оказался
обманутым. В сентябре 1755 года он находился на западной границе Халхи,
куда доставил пленённого Даваци. Имея при себе небольшой отряд ойратских
воинов, действуя в сговоре с некоторыми халхаскими военачальниками,
Амурсана напал на маньчжурские войска, охранявшие границу, разбил их и
бежал в Джунгарию. Маньчжурское командование отправило вдогонку большой
отряд, но погоня вернулась, не поймав беглеца.
Побег Амурсаны вызвал переполох в Пекине. Демобилизованных воинов начали срочно возвращать в
армию. Между тем Амурсана использовал зиму 1755—1756 годов для
реорганизации своих сил. Он призвал всех ойратских князей изгнать
завоевателей и восстановить независимое Джунгарское ханство. На призыв
откликнулись не все: бывшие сторонники Даваци опасались мести Амурсаны,
некоторые феодалы считали унизительным для себя подчиниться человеку
низкого происхождения. Сторонники Амурсаны провозгласили его ханом, но
вскоре в их стане начались раздоры, вооружённые столкновения, и
потерпевший поражение Амурсана был вынужден вернуться на реку Или и
начать собирать войска вновь. Узнав о приближении большой маньчжурской
армии, Амурсана оставил Джунгарию и в начале лета 1756 года бежал к
казахам.
Наводнившие Джунгарию цинские войска, не имея перед собой организованного противника, приступили к поголовному истреблению
ойратского населения. В июле 1756 года двухтысячный цинский отряд
вступил в пределы России и, разыскивая Амурсану, подошел к Колыванскому
заводу, под стенами которого укрывались ойратские беженцы.
25 октября того же года ещё более многочисленный отряд маньчжурских воинов подошел
к Усть-Каменогорской крепости, желая увести с собой находившихся здесь
урянхайцев, бывших подданных ойратского хана. Узнав, что Амурсана
скрывается в кочевьях Аблай-султана, отряд направился в Средний жуз. В
августе 1756 года произошло сражение между ополчением хана Аблая и
войсками цинского императора, закончившееся поражением казахов, начавших
отступление к русским укрепленным линиям. Казахские правители
обратились к русским властям с просьбой о защите от преследовавших их
маньчжурских войск.

Восстание в Халхе.
Восстание Амурсаны и возобновление военных действий в Джунгарии вызвали в Халхе новую волну
мобилизаций, реквизиций и поборов. Местные маньчжурские гражданские и
военные власти, подхлестываемые разгневанным императором, стали
безвозмездно отбирать у населения Халхи последних лошадей и остатки
скота. Дело дошло до того, что на тракте Кяхта — Урга почтовые станции
были оставлены без сменных лошадей, так что проезжавшие по тракту
чиновники, купцы, дипломатические курьеры не имели возможности заменить
уставших лошадей свежими, которые по закону и обычаю всегда должны были
находиться в достаточном числе на станциях. К военным поборам
прибавилось стихийное бедствие — неблагоприятная зима 1755—1756 годов,
сопровождавшаяся сильными морозами и глубокими снегами, вызвавшими
массовый падёж скота. В стране свирепствовала эпидемия оспы. В этих
условиях антиманьчжурское движение, утихшее было с лета 1755 года,
вспыхнуло с новой силой. Брожение усиливали слухи о том, что император
насильно удерживает у себя главу буддийской церкви Халхи — Богдо-гэгэна.
Маньчжурский император заставил Богдо-гэгэна присутствовать при казни его брата
Эрэнчин-Доржи, которого цинские власти винили в побеге Амурсаны.
Несмотря на неоднократные и настойчивые просьбы Богдо-гэгэна помиловать
брата, тот был в апреле 1755 года повешен в Пекине. Богдо-гэгэн был
отпущен только тогда, когда последний дал понять, что длительное его
отсутствие может толкнуть халхаский народ на крайние меры. Летом 1756
года Богдо-гэгэн и Тушэту-хан прибыли в Ургу, куда привезли и труп
казненного, преданный здесь сожжению.
Халхаский военачальник Чингунжав, возмущенный казнью халхаского главнокомандующего
Эрэнчин-Доржи, поднял восстание, снял с фронта подчиненные ему войска и
вместе с ними вернулся в Халху, в район озера Хубсугул, где
располагалось его родовое владение, откуда стал слать гонцов к халхаским
князьям, связался с ойратами и с вернувшимся в Джунгарию Амурсаной.
Восстание Чингунжава получило широкий отклик во всей Монголии. Халхаские
князья, через владения которых пролегали коммуникации в Джунгарию,
бросали посты, почтовые станции и откочевывали в отдаленные районы, вне
пределов досягаемости цинских властей. Это серьёзно ухудшило службу
связи и снабжения цинских войск, действовавших в ойратском ханстве. Не
доверяя халхаским князьям и опасаясь дальнейшего ухудшения своего
положения в Монголии, пекинское правительство вывело из Джунгарии все
халхаские войска и вернуло их в Халху.
17 января 1757 года цинским властям удалось захватить Чингунжава и увезти его в Пекин. Разыскав его
двух скрывавшихся сыновей, они также увезли их в Пекин. 12 июня 1757
года Чингунжав с сыновьями были казнены. За третьим сыном Чингунжава,
которому было всего семь лет и который находился у своих родственников
на северо-западе Халхи, были посланы специальные агенты с поручением
убить ребёнка на месте. Были пойманы, увезены в Пекин и там казнены
многие другие участники восстания, а также их жены и дети. Сорок менее
активных повстанцев были казнены публично в самой Урге.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:14 | Сообщение # 543
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Новые действия Амурсаны.
Битва Амурсаны с маньчжурами при Хоргосе
В конце осени 1756 г. Амурсана после пятимесячного пребывания у
Аблай-султана вновь появился в Джунгарии. Зиму 1756—1757 годов он провел
в горах Тарбагатая, сколачивая новые силы для борьбы против цинского
господства. В 1757 году Амурсана обратился за помощью к российскому
правительству, и получил ответ, что переход Амурсаны в российское
подданство на предложенных им условиях неприемлем, но российские власти
могут гарантировать убежище лично Амурсане с небольшой свитой.
С наступлением весны 1757 года Амурсана с отрядом своих сторонников
направился на восток, к халхаско-ойратской границе, рассчитывая здесь
объединиться с Чингунжавом, так как не знал ещё о его гибели. Узнав о
трагическом конце Чингунжава, Амурсана напал на гарнизон цинских войск в
Баркуле и уничтожил его. Весной и летом 1757 года в горах Тарбагатая и в
долине реки Или отряды ойратов общей численностью в 10 тысяч воинов,
руководимые Амурсаной и его единомышленниками, развернули активные
операции против цинской армии. Несмотря на героические действия, эти
отряды не могли противостоять многократно превышавшей их численностью и
оснащением цинской армии, отразившей натиск повстанческих отрядов и
перешедшей в новое наступление. Ойраты терпели поражение, всех
попадавших в плен каратели беспощадно истребляли.
Амурсана, потерпев ряд поражений, 28 июля 1757 года явился в Семипалатинск, прося убежища.
Он был принят местным командованием, через два дня доставлен в Ямышево,
где выяснилось, что он болен оспой. В Ямышевской крепости ему оказали
медицинскую помощь, а 31 июля отослали в Тобольск, куда он прибыл 20
августа. 22 августа в беседе с вице-губернатором Сибири Грабленовым
Амурсана сообщил, что решил бежать в пределы России по примеру других
ойратских князей. Амурсану поселили в окрестностях Тобольска, где он жил
в полном довольстве, однако 15 сентября 1757 года Амурсана вновь
заболел оспой и через шесть дней умер.
Когда пришло официальное извещение, что Амурсана задержан русскими властями и, находясь в
заключении, умер от оспы, пекинское правительство потребовало выдачи
трупа. Отклонив это требование, царское правительство 1 ноября 1757 года
предложило сибирскому губернатору отправить труп Амурсаны на границу, в
Кяхту, куда и пригласить представителей цинской администрации, чтобы
они могли удостовериться в его смерти. 13 марта 1758 г. в Кяхту прибыли
представители цинских властей, которым была дана возможность убедиться в
том, что Амурсана действительно мертв.
Истребительная война в Джунгарии закончилась лишь в 1759 году, когда цинским войскам удалось
ликвидировать последний очаг освободительной борьбы ойратов в горах
Юлдуса.

Итоги.
Джунгарское ханство было полностью уничтожено. Из народа, численность которого составляла не менее 600 тысяч человек,
выжило около 10 процентов. Из них около десяти тысяч кибиток (семей) —
один сборный улус зюнгаров, дербетов, хойтов под руководством
нойона(князя) Шееренга (Церена) с тяжёлыми боями пробился и вышел на
Волгу в Калмыцкое ханство. Остатки некоторых улусов джунгар пробились в
Афганистан, Бадахшан, Бухару, были приняты на военную службу тамошними
правителями и впоследствии приняли ислам.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:15 | Сообщение # 544
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Позиция России во время третьей ойрато-манчжурской войны (1755-1759 г.).

Правительство России оказалось в затруднительном положении. Располагая в этом районе
малыми военными силами, оно столкнулось с прямой угрозой распространения
цинской экспансии за пределы Джунгарии, на территории Восточного
Туркестана, Казахстана и Средней Азии. А тем временем к
российским границам шли и шли ойратские беженцы, спасавшиеся от цинских
войск. Рядом указов Петербург решил проводить прежнюю политику
невмешательства во внутреннюю борьбу в ойратском ханстве. Учитывая
особенности момента, царское правительство предложило местным властям
принимать ойратских беженцев, давать им убежище и разрешить им кочевать,
где пожелают, стремясь к тому, чтобы цинские власти оставили их в
покое. Возможные претензии цинских властей следовало отводить, ссылаясь
на то, что ойраты не являются подданными цинского императора, и
разъясняя, что Россия не вмешивалась и не вмешивается во внутренние дела
Джунгарского ханства и что цинскому правительству также не следовало бы
в них вмешиваться, тем более что в 1731 году его послы в Петербурге
сами говорили об отсутствии у императора возражений против приема
Россией беженцев из Джунгарии и даже предлагали передать России часть
ойратской территории. Руководствуясь этими указаниями, русские
пограничные власти стали принимать ойратских беженцев, поток которых не
прекращался вплоть до 1758 года.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:23 | Сообщение # 545
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Китайская империя часть 39
Период империи Цин.
Период: 1636-1911  г.
Восстание, беспорядки и внешнее давление.

Британский пароход расстреливает китайские военные джонки (Е. Дункан) (1843)
В начале правления династии Китайская империя была гегемоном в Восточной
Азии. Хотя формального министерства иностранных дел в тот период в
стране не существовало, ведомство под названием Лифаньюань отвечало за
сношения с монголами и тибетцами, в то время, как отношения с другими
странами региона в теории регулировались вассальной системой,
унаследованной от династии Мин. Нерчинский договор (1689) стабилизировал
отношения с царской Россией.
Однако XVIII век стал веком активизации европейской экспансии по всему миру. Великие державы в экономике
полагались на морскую торговлю. Их стремление проникнуть в Китай стало
вызовом для династии. Европейцы создали многочисленные торговые форпосты
в Индии и на островах, сегодня входящих в состав Индонезии. Ответом
Цин, первоначально казавшимся удачным ходом, стало создание в 1756 году
Кантонской системы, которая ограничила морскую торговлю только этим
городом и передала китайским купцам монополию на коммерческие отношения с
западными странами. Британская Ост-Индская компания и Голландская
Ост-Индская компания задолго до этого уже получили такие же привилегии
от своих правительств.
В 1793 году первая из них при поддержке британского правительства отправила в Китай делегацию под руководством
лорда Джорджа Макартни, стремясь установить режим свободной торговли и
равноправные отношения с китайской стороной. Императорский двор не
придавал торговым вопросам большого значения, в то время как англичане
считали их жизненно важными для собственной экономики. Император Цяньлун
сказал Макартни «правители многонаселённых стран привозят по земле и по
морю всевозможные ценные вещи» и «следовательно, мы не испытываем ни в
чём недостатка…»
Спрос, существовавший в европейских странах на китайские товары — шёлк, чай и керамику — мог быть удовлетворён только
при условии, что западные компании смогли бы увеличили бы свои
ограниченные поставки серебра в Китай. В конце 1700-х годов,
правительства Британии и Франции были глубоко озабочены дисбалансом в
торговле и недостатком серебра. Чтобы удовлетворить растущий спрос на
опиум в Китае, Британская Ост-Индская компания существенно увеличила его
производство в Бенгалии. Так как китайская экономика была
самодостаточной, она редко нуждалась в импорте европейских товаров и
сырья и обычно расплачивалась серебром. Император Даогуан, обеспокоенный
как оттоком серебра из страны, так и распространением курения опиума,
приказал Линь Цзэсюю покончить с опиумной торговлей. В 1839 тот
конфисковал партии опиума без выплаты компенсации, что заставило
Великобританию в следующем году объявить войну Китаю.
Первая опиумная война вскрыла плачевное состояние китайских вооружённых сил. Цинскому
флоту, состоящему из деревянных джонок, противостоял современный для
своего времени, отлично подготовленный и превосходящий его по огневой
мощи Британский Флот. Британские солдаты, используя лучшее огнестрельное
оружие и артиллерию, а также обученные маневрированию, легко побеждали
китайские отряды в сухопутных сражениях. Капитуляция Цин в 1842 году
поразила и унизила Китай. Нанкинский договор, первый из так называемых
неравноправных договоров, потребовал от страны выплаты репараций,
открытия для свободной европейской торговли и миссионеров пяти портов —
Кантона, Амой (Amoy), Фучоу (Fuchow), Нинбо и Шанхая и передачи Гонконга
Великобритании. Он продемонстрировал многочисленные слабости и
недостатки потерявшего популярность режима Цин и вызвал крупные
восстания против него.
Произошедшее в середине XIX века Восстание тайпинов стало первым из антиманьчжурских выступлений, угрожавших
стабильности династии. Хун Сюцюань, неудавшийся чиновник, проваливший
имперский экзамен, возглавил восстание тайпинов, сопровождавшееся
многочисленными беспорядками и голодом. В 1851 он с сообщниками начал
выступление в провинции Гуйчжоу и создал Небесное Царство Тайпинов с
собой самим в роли короля. Он утверждал, что часто получает от бога
видения и что Иисус Христос — его брат. Рабство, конкубинат, договорные
браки, курение опиума, бинтование ног, судебные пытки и поклонение
идолам были запрещены. Однако повстанцы столкнулись с коррупцией,
феодализмом и перебежчиками. Вдобавок британцы и французы, имевшие
современное оружие, пришли на помощь армии династии Цин. Однако,
восстание было подавлено лишь к 1864 году. Китайскими войсками при его
подавлении командовал Цзэн Гофань. Восстание не только представляло
серьёзную угрозу династии; это была ещё и «самая кровавая гражданская
война всех времён». За 14 лет противостояния с 1850 по 1864 погибло от
20 до 30 миллионов человек. После провала этого восстания произошли
другие: китайские мусульмане и Мяо выступили против властей, также
случилось Дунганское восстание на северо-востоке и Пантайское
(1856—1873) в провинции Юньнань.
Западные державы, не удовлетворённые Нанкинским договором, тем не менее оказали Китаю поддержку в подавлении
восстаний тайпинов и няньцзюней. Китайская экономика пришла в упадок
из-за потери миллионов жизней, уничтожения пахотных земель и огромных
расходов на подготовку не менее огромных армий для борьбы с повстанцами.
В 1854 Великобритания попыталась обсудить изменения в Нанкинский
договор, стремясь получить право судоходства на китайских реках и
открыть посольство в Пекине.
В 1856 году, преследуя пиратов, китайцы поднялись на борт судна Arrow, которое, по заявлению британцев, плавало
под их флагом. Этот инцидент привёл ко Второй опиумной войне. В 1858
император Сяньфэн, не имея другого выхода, согласился с Тяньцзиньскими
трактатами, содержавшими оскорбительные для китайцев пункты о
составлении документов на английском языке и беспрепятственном допуске
британских военных кораблей во все судоходные реки Китая.
Ратификация этих трактатов в следующем году привела к возобновлению боевых действий
и в 1860, когда англо-французская коалиция предприняла марш на Пекин,
императорский двор вынужден был бежать. Ворвавшись в город, европейцы
разграбили Старый Летний Дворец и в качестве ответа на арест нескольких
англичан, сожгли его дотла. Князь Гун, младший сводный брат императора,
оставленный им в столице в качестве доверенного лица, был принуждён
подписать Пекинский трактат. Униженный император в следующем году умер в
своей охотничьей резиденции.

Описание изображения:
На этой политической карикатуре Великобритания, Германия, Россия, Франция и Япония делят Китай.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:23 | Сообщение # 546
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Династия Цин часть 7
Цзяцин (Айсиньгёро Юнъянь) 1760-1820 г.

Седьмой маньчжурский император государства Цин, правил под девизом «Цзяцин»
(Прекрасное и радостное) (嘉庆). Пятнадцатый сын Айсиньгёро Хунли,
правившего под девизом «Цяньлун».
В феврале 1796 года, на шестидесятом году своего правления, в возрасте 85 лет император
Хунли отрёкся от престола и передал власть своему пятнадцатому сыну
Юнъяню. Новый император получил вместе с троном в наследство от отца и
его всемогущего фаворита Хэшэня. Не желая огорчать престарелого Хунли,
Юнъянь был вынужден терпеть его любимца. Хэшэнь ещё в течение трёх лет —
вплоть до смерти экс-императора в 1799 году — сохранял в своих руках
управление всеми делами государства.
Смена власти совпала с началом крестьянской войны, организованной подпольной буддийской сектой «Учение
Белого лотоса» («Байляньцзяо»). В феврале 1796 года под эгидой секты
произошло восстание в двух северных уездах провинции Хубэй,
перекинувшееся затем в её западные и центральные районы. Это послужило
началом длившейся восемь лет Крестьянской войны. Восстание в провинции
Хубэй быстро расширялось, оно перекинулось и в провинции Сычуань и
Шэньси. Почувствовав свою силу, руководители крестьянской войны на
первом этапе стремились овладеть городами. Захватив более десяти городов
и укрепив их, они перешли к оборонительной тактике. Бои за города
против превосходящих сил противника приводили к истощению сил
повстанцев, к большим потерям и неудачам. Тогда повстанцы отказались от
захвата городов, и от оборонительной тактики перешли к «подвижной войне»
в сельских районах.
В правительственном лагере нарастал кризис. В условиях господства клики Хэшэня усилилось разложение госаппарата,
деградация «восьмизнамённых войск», падение их боеспособности. Из-за
казнокрадства чиновников и коррупции командного состава солдатам
месяцами не платили жалованья и по многу дней не выдавали паёк. Солдаты
грабили население и чинили произвол. Военачальники и офицеры думали лишь
о своей выгоде. У руководства военными операциями стояли выдвиженцы
Хэшэня. Их отличали безынициативность, медлительность, бездарность,
страх перед повстанцами, корыстолюбие и жестокость в отношении мирного
населения.

Подавление восстания "Белого лотоса".
В 1799 году, после смерти Хунли, Юнъянь поспешил разделаться с ненавистным
временщиком Хэшэнем. Тот был арестован, судим и казнён, а его несметные
богатства конфискованы. Их львиную долю забрал себе император. Наиболее
злостные и бездарные ставленники Хэшэня потеряли свои посты, теперь к
руководству войсками, сражавшимися против повстанцев «Белого лотоса»,
пришли новые, способные военачальники. Верховным главнокомандующим в
1799 году был назначен искусный полководец и стратег монгол Элэдэнбао, а
командующим войсками в Ганьсу — Наяньчэн (оба они участвовали в
подавлении восстания племён мяо в Юго-Западном Китае), военными
действиями в Шэньси руководил Ян Юйчунь из войск «зелёного знамени». Всё
это значительно укрепило цинский лагерь. Однако последние отряды
сектантов были уничтожены только осенью 1804 года.
Крестьянская война 1796—1804 годов потребовала от правительства колоссального напряжения
сил. Подавление повстанцев обошлось казне в 200 миллионов лянов серебра.
В эту войну были втянуты миллионы людей. По окончании военных действий
на Северо-Западе скопились многочисленные иррегулярные силы, получившие
помимо оружия ещё и боевой опыт. Это были «сельское ополчение» (сянъюн) и
набранные на время ударные части добровольцев (юнбин), в рядах которых
было много деревенской бедноты и деклассированных элементов. Привыкшие
за время борьбы с повстанцами к «лёгкой жизни», грабежам, насилию и
ношению оружия, многие из них не хотели возвращаться к труду. Когда,
покончив с «бандитами-сектантами», правительство объявило в 1805 году
демобилизацию, иррегулярные части в Шэньси и Сычуани подняли бунт. К ним
примкнули новобранцы «войск зелёного знамени», протестовавшие против
плохого снабжения. Чтобы сбить социальную напряжённость, власти стали
раздавать бедноте участки пахотной земли и целины из казённого фонда.
Лишь к осени 1805 года положение в этих провинциях стабилизировалось.
Несмотря на военную победу, цинский режим из кровавой эпопеи 1796—1804
годов вышел не окрепшим, а ослабленным.

Китай в период Наполеоновских войн.
В начале XIX века территория и прибрежные воды Китая стали полем борьбы
Англии с Францией и её союзниками. Постепенно захватывая колонии своих
противников, Лондон вознамерился руками Ост-Индской компании отнять
Макао у Португалии, попавшей с 1801 года под эгиду Наполеона. Когда
весной 1802 года английская эскадра подошла к Макао, местные
португальские власти обратились за помощью в Пекин. Здесь они встретили
своеобразное понимание, ибо маньчжурские императоры считали португальцев
Макао своими «данниками». Боясь, что в случае военных действий цинское
правительство прекратит торговлю с компанией в Гуанчжоу, англичане в мае
1802 года вывели свою эскадру из китайских вод. В обмен на мирное
содействие императора Юнъяня власти Макао письменно обязались не
допускать в колонию войска третьих стран.
Вторую попытку захвата Макао Англия предприняла в сентябре 1808 года. Несмотря на решительный
запрет властей, на территории наместничества Лянгуан (в которое входили
территории провинций Гуандун и Гуанси) был высажен английский десант. На
этот раз реакция Китая была энергичней. В октябре цинские власти
прекратили морскую торговлю в Гуанчжоу, а затем приказали всем китайцам —
слугам, переводчикам и компрадорам английской фактории — покинуть её
пределы. Торговый бойкот вынудил контр-адмирала У. Друри (англ.) в
декабре вернуть солдат на суда и уйти в море, после чего власти Лянгуана
разрешили возобновить торговлю с «английскими варварами».
В период наполеоновских войн Российская империя стремилась активизировать
экономические и дипломатические связи с Китаем. В начале 1806 года в
Ургу прибыло посольство графа Ю. А. Головкина для дальнейшего следования
в Пекин. Цинские помощники наместника в Урге и маньчжурский двор своими
требованиями к послу исполнить унизительный обряд коутоу (троекратного
коленопреклонения с земным поклоном) сорвали переговоры и вынудили
Головкина вернуться в Россию. Столь же неудачной оказалась попытка
морской экспедиции И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского в конце 1805
года завязать русскую торговлю в Гуанчжоу.
К установлению регулярных дипломатических отношений с Пекином и «открытию» китайского рынка для
британской коммерции стремился и Лондон, втянутый к этому времени в
войну с США (1812—1814). Отголоском этой войны стал в 1814 году захват
коммерческого корабля США британским фрегатом в устье реки Сицзян.
Представитель Ост-Индской компании проигнорировал требование властей
Лянгуана удалить фрегат из китайских вод. В ответ на это была прекращена
торговля с англичанами в Гуанчжоу с апреля по декабрь, то есть до тех
пор, пока военный корабль не покинул берега Срединной империи.
События 1802, 1808 и 1814 годов создали у цинского правительства превратное
представление о безотказном действии запрета на торговлю как
универсального средства «усмирения заморских варваров». Соответственно,
укрепились иллюзии относительно всемогущества Цинской империи и
богдохана, чьё одно повеление может привести «заморских чертей» к
повиновению и трепету.
Между тем английское правительство не теряло надежды на мирное «открытие» китайского рынка. Новое посольство,
отплывшее в Китай, возглавил дипломат лорд Амхерст. Его главной задачей
стало учреждение в Пекине постоянного английского представительства.
Прибыв осенью 1816 года в Тяньцзинь, Амхерст был встречен как посланник
из обычного «варварского государства» — «данника» богдохана. В столице, а
затем в загородной императорской резиденции Юаньминъюане от посла
потребовали исполнения традиционной унизительной церемонии коутоу.
Попытка Амхерста под любым предлогом избежать троекратного вставания на
колени вызывала гнев Юнъяня. Император приказал выдворить посольство из
Китая и предложил английскому правительству больше не присылать своих
послов.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:24 | Сообщение # 547
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Народная борьба.
После поражения Крестьянской войны 1796—1804 годов внутренний мир в империи не наступил. В провинциях
Хунань и Гуйчжоу в 1801 году вспыхнуло восстание мяо, окончательно
подавленное лишь в 1806 году. В 1802—1803 годах за оружие взялась
беднота области Хуэйчжоу провинции Гуандун, объединённая тайным
«Обществом неба и земли» («Триада»). В 1805 году одно из ответвлений
«Белого лотоса» подняло восстание в провинции Шэньси, в 1807 году
примеру повстанцев последовала другая секта.
Всё нараставшее сопротивление цинской власти стала оказывать разбойная вольница
Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей. Пиратская война длилась
десять лет (1800—1810), уничтожить пиратские корабли удалось лишь
совместными действиями эскадры наместника Лянгуана и флотилией правивших
северным Вьетнамом Нгуенов.
В 1813 году началось восстание секты «Небесного разума» 天理教 (также называемое восстание Восьми Триграмм
(англ.)) — ещё одного из ответвлений «Белого лотоса». Часть восставших,
воспользовавшись поддержкой евнухов, сумела даже ворваться в
императорский дворец в столице, однако мятеж был отражён благодаря
активному участию принца Мяньнина (будущий император Даогуан). К концу
1814 года и это восстание было подавлено.

Борьба правительства с контрабандной торговлей опиумом .
Китай не нуждался в товарах из внешнего мира, и европейским торговцам
приходилось расплачиваться за китайские товары серебром. Однако с конца
XVIII века английская Ост-Индская компания начала контрабандой ввозить в
Китай из Индии опиум (несмотря на то, что даже по английским законам
торговля наркотиками являлась преступлением). С 1800 по 1819 год
ежегодно ввозилось свыше 4 тысяч ящиков опиума, каждый весом в 60 кг. В
результате контрабандного ввоза опиума серебро теперь стало не притекать
в Китай, а утекать за море. Массовый отлив серебра за рубеж создал
растущий дефицит ляновых отливок и, соответственно, повышение их цены в
медной монете, то есть «деньгах простонародья». Прежде всего это
коснулось Южного Китая, затем наступил черёд центральных провинций, а с
1810 года и Северного Китая.
Явные признаки расстройства денежной системы и рост опиумокурения заставили императора Юнъяня в 1796 году
особым указом запретить не только внутреннюю торговлю этим наркотиком,
но и сам ввоз его в пределы империи. Поскольку официальный запрет не дал
ожидаемых результатов, в 1800 году последовал новый указ аналогичного
содержания, но столь же неэффективный.
Бороться с опиумной торговлей методами официальной дипломатии было невозможно. Формально Ост-Индская
компания не ввозила опиум ни в одну из стран и сама не вывозила его из
Индии, но зато широко продавала бенгальский опиум частным торговцам. Не
желая открытого столкновения с Пекином, она вновь «запретила» в 1816
году своим служащим и индийским купцам, получившим от компании
разрешение на торговлю в Гуанчжоу, заниматься опиумоторговлей. Успокоив
цинские власти этой формальной акцией, компания увеличила посевы мака в
Бенгалии и, соответственно, продажу наркотика частным коммерсантам в
Индии.
В 1817 году цинское правительство, издав очередной закон, запрещающий импорт опиума в Срединную империю, потребовало от
Ост-Индской компании права досмотра грузов на её кораблях, а от их
владельцев — предоставления письменного обязательства не заниматься
опиумной контрабандой. Компания проигнорировала эти требования и ввела в
устье реки Сицзян военный корабль для устрашения гуандунских властей.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:25 | Сообщение # 548
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Тайные общества "Белого лотоса".

Название для нескольких иногда реальных, иногда мифических буддийских или даосских тайных обществ и
сект, существовавших в разные исторические эпохи. Некоторые из них могут
считаться тоталитарными сектами.
Наиболее известно общество Белого лотоса смешанного буддийско-даосского толка, основанное
при династии Сун (1127—1279). Оно активно боролось с монгольским
владычеством в Китае (см. Восстание Красных повязок), сделав многое для
свержения чужеземной династии Юань (1260—1368) и создания империи Мин
(1368—1644).
После успеха восстания общество было запрещено и жёстко преследовалось указом Чжу Юаньчжана (простолюдина-основателя династии
Мин, проявившего полководческий талант благодаря участию в движении
Белого лотоса). Тем не менее, секта и её ответвления (такие, как «Белое
солнце», «Красное солнце», «Восемь триграмм»), многочисленные филиалы и
ячейки активизировались в XVII—XVIII веках на волне анти-маньчжурского
движения, принимали участие в народных восстаниях (1774, 1775, 1796,
1804 и 1813 годов), сочетая про-Минские лозунги с идеями социального
равенства.
Одной из фракций «Белого лотоса» в 1899 г. было организовано Ихэтуаньское (Боксёрское) восстание. Восстание, отмеченное
бесчеловечной жестокостью, продолжалось вплоть до 1901 года включительно
и было подавлено силами Альянса восьми держав, под командованием
генерала Н. П. Линевича.

Учение.
Некогда из начальной субстанции возникло высшее божество — Нерождённая Праматерь, или
Извечная Матушка (Ушэн Лаому). Она сотворила первых небожителей: Фуси и
его супругу. Все трое жили в нирване на небесах в Западном раю. Здесь
же, в Небесном дворце, у них родились и первопотомки — юаньцзы, которые
спустились затем на землю. Люди, что произошли от них, в силу своего
небесного происхождения постоянно стремятся на «прародину» — обрести её и
есть желанная конечная цель каждого сектанта. Проповедники «Белого
Лотоса» учили: «Все люди равны, ибо они — потомки одних родителей,
братья и сестры!» Дабы вернуться в Западный рай и погрузиться в нирвану,
надо было прежде вступить в секту, принять её вероучение, поклоняться
Нерождённой Праматери, строго следовать уставу, правилам и запретам
«Белого Лотоса», а значит, пройти все «десять ступеней возвышения»,
последняя из которых — постижение «истины» — это открытая дверь на
небесную «прародину». Стремление к утраченному раю выражалось особой
формулой-паролем: «Извечные родители, нирвана, прародина!».
История делится на три этапа. Первый этап проходил под знаком Синего Солнца, а
Поднебесной правил Будда Кашьяпа, восседавший на Синем Лотосе. Год тогда
состоял всего из шести месяцев, сутки — из шести двухчасовых страж, а
избранные только начинали избавляться от зла и пороков. Настоящее живёт в
лучах Красного Солнца, а всем сущим ведает Будда Шакьямуни. Его престол
— Красный Лотос. Течение времени затормозилось и вошло в нынешние
берега. В конце этой эры последователи «Белого Лотоса» станут близки к
«возвращению на прародину». Будущее, обласканное сиянием Белого Солнца,
начнется с возрождением и вторым пришествием в мир Будды грядущего —
весёлого и доброго Майтрейи (Милэ). Престол его — Белый Лотос — символ
блаженного счастливого бытия. Переход к «Эре Белого Солнца», говорили
они, не может произойти сам собой, верующие обязаны помочь наступлению
«царства Майтрейи», подняв восстание против «северных варваров».

Согласно исследованию Б. тер Хаара (Barend ter Haar, 1992), название «Белый
лотос» в эпоху Цин использовалось в бюрократической документации как
огульная характеристика любой ереси, потенциально представляющей
политическую опасность. Поэтому его упоминание не следует автоматически
воспринимать как свидетельство существования соответствующей религиозной
практики.

Описание изображения:
Символика тайного общества "Белого лотоса".

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:25 | Сообщение # 549
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Гуанчжоу (Кантон) часть 3
На всем протяжении своей истории Гуанчжоу всегда был открытым торговым городом, пока императоры династии Тан не
завладели югом страны. В разгар подавления восстания Ань Лушаня Гуанчжоу
был разграблен персами и арабами, которые подожгли склады и ушли морем.
В эпоху Южная Сун, когда политический центр империи сместился в
Ханчжоу, Гуанчжоу стал центром производства.
Гуанчжоу исстари служил убежищем всем противникам властей (в том числе Сунь Ятсену, Дэн Сяопину и
др.). Здесь нередко вспыхивали мятежи против пекинских правителей.
До 1840 года Гуанчжоу был единственным портом Китая, открытым для
европейских торговых судов. Именно с блокирования этого порта начались
военные действия британских войск в Первой Опиумной войне.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:34 | Сообщение # 550
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Первая опиумная война часть 1
Период: 1840-1842 г.
Война Великобритании против империи Цин. Целью английских войск была защита
торговых интересов Великобритании в Китае и расширение торговли, в
первую очередь опиумом (отсюда название), которой препятствовала цинская
политика запрета морской торговли.
С самого начала коммерческих отношений между Великобританией и Китаем торговый баланс
имел заметный уклон в пользу китайского экспорта. В то время как в
Европе китайские товары считались экзотикой и признаком шика, политика
императоров династии Цин была направлена на изолирование страны,
ограждение её от иностранного влияния. Так, иностранным торговым судам
был открыт только один порт Гуанчжоу, а самим торговцам было не только
запрещено покидать его территорию, но и даже учить китайский язык. Со
стороны Китая торговля с европейцами была разрешена лишь гильдии 12
торговцев.
В таких условиях европейские торговцы практически не имели возможности продавать свои товары в Китае, спросом пользовались лишь
русские меха и итальянское стекло. Это вынуждало Англию оплачивать свои
всё возрастающие закупки китайских товаров драгоценными металлами.
Пытаясь восстановить равновесие, английские власти посылали торговые
делегации к китайским императорам, но переговоры никогда не увенчивались
успехом. Ситуацию хорошо резюмируют слова императора Цяньлуна,
сказанные им в 1793 году лорду Маккартни, послу Георга III:
Нам никто не нужен. Возвращайтесь к себе. Забирайте свои подарки!
К XIX веку, тем не менее, товар, способный заинтересовать Китай, был найден. Речь шла об опиуме.
Несмотря на полный запрет на торговлю и употребление в Китае опиума
(императорские декреты 1729 и 1799 годов), начиная с 1773 года
Британская Ост-Индская компания приобретает монополию на закупку
бенгальского опиума. В 1775 году она нелегально, но очень выгодно для
себя продаёт в Китае 1,4 тонны опиума. К 1830 году объём продаж опиума
составит 1500 тонн. Невзирая на абсолютную нелегальность этой торговли,
она получает полную поддержку Британского правительства, чья цель —
положительный торговый баланс с Китаем — была достигнута в 1833 году.
В 1834 году под давлением британских торговцев у Ост-Индской компании
отбирается монополия на торговлю с Китаем, что приводит к новому буму
продажи опиума, и в 1835 году опиум составляет 3/4 всего импорта Китая;
импортный опиум курили свыше 2 миллионов человек. В 1838 году объём
продажи опиума составил 2000 тонн, миллионы китайцев всех слоёв и
сословий были вовлечены в потребление наркотика. По оценке
современников, наркоманами стали от 10 до 20 % столичных и от 20 до 30 %
провинциальных чиновников; в отдельных учреждениях этим занимались от
50 до 60 % всех должностных лиц. Среди солдат и офицеров курение опиума
стало повальным явлением. Китайский народ был почти полностью
деморализован.
После отмены монополии Ост-Индской компании английские купцы в Гуанчжоу, объединившись, создали свою торговую палату во главе с
крупным опиумоторговцем Дж. Мэтисоном. Последний сразу же направился в
Лондон добиваться силового решения проблемы китайского рынка. Активность
английского торгового капитала в Китае резко усилилась. Английская
буржуазия настойчиво требовала от правительства действенных мер по слому
«изоляции» Китая и захвату какого-нибудь острова у его побережья как
оплота свободной коммерции (при выборе такового назывался и Тайвань).
Деловые круги Лондона всё более подталкивали к силовому решению «китайского
вопроса». Было решено провести явочным путём картографическую,
коммерческую и военную разведку «закрытого» китайского побережья. Эта
задача была возложена на гуанчжоуский совет Ост-Индской компании, а во
главе экспедиции поставлен её суперкарго Х. Линдсей. Его корабль, следуя
из Калькутты в Японию, якобы из-за непогоды отклонился от курса и был
вынужден идти вдоль побережья Китая от одного «закрытого» порта к
другому. Невзирая на все запреты Пекина и протесты местных властей,
экспедиция Линдсея в 1832 году выполнила свою задачу. Она обследовала
порты Сямэнь, Фучжоу, Нинбо и Шанхай, а затем посетила Тайвань.
Летом 1834 года на территорию английской фактории под Гуанчжоу прибыл лорд
Уильям Нэпир, назначенный главным инспектором английской торговли в
Китае. Нэпир должен был, с одной стороны, изучить перспективы британской
торговли в Китае и постепенно наладить дипломатические отношения с
Пекином, а с другой — продолжить разведку побережья на случай войны, не
вмешиваясь в дела опиумной контрабанды. Несмотря на то, что Англия
направила Нэпира как своего торгового и дипломатического представителя, с
китайской точки зрения он был всего лишь представителем английских
купцов, то есть обладателем слишком невысокого ранга, чтобы сноситься
напрямую с наместником Сына Неба. Это во многом предопределило неудачу
миссии Нэпира. Его письмо к наместнику Лянгуана было возвращено, а в
ответ на отказ переделать письмо в прошение цинская сторона потребовала
удаления «дерзкого» из Гуанчжоу. Нежелание Нэпира подчиниться повлекло
за собой отзыв в августе и сентябре 1834 года с английской фактории
китайского персонала, прекращение подвоза продовольствия и торговое
эмбарго. Конфликт быстро нарастал. Когда цинские войска блокировали
факторию с суши, англичане высадили туда десант и ввели в устье реки
Сицзян два фрегата, на что китайские береговые батареи открыли
заградительный огонь. Твёрдость цинской стороны, боязнь вызвать
вооружённый конфликт и тем самым надолго сорвать коммерцию своих
соотечественников заставили Нэпира покинуть китайскую территорию, после
чего власти Лянгуана возобновили торговлю.
В конце 1836 — начале 1837 годов произошло новое обострение англо-китайских отношений в Гуанчжоу.
Начиная с 1837 года Англия стала постоянно держать в прибрежных водах
провинции Гуандун свои корабли. К концу 1830-х годов обстановка на юге
Китая всё более накалялась. Лондонский кабинет, и в том числе министр
иностранных дел Генри Пальмерстон, окончательно склонились к силовому
варианту «открытия» китайского рынка. Нужен был только более или менее
убедительный повод.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 19:34 | Сообщение # 551
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Начало конфликт.
Непосредственным поводом к началу военных действий послужила деятельность китайского императорского
чрезвычайного уполномоченного Линь Цзэсюя, который в марте 1839 года
потребовал от англичан и американцев в Гуанчжоу сдачи всего опиума, а
когда те отказались подчиниться — блокировал войсками территорию
иностранных факторий и отозвал с них китайский персонал. Опиумоторговцы и
суперинтендант британской торговли Чарльз Эллиот были вынуждены сдать
весь запас наркотика — более 19 тысяч ящиков и 2 тысячи тюков, которые
были уничтожены по приказу Линь Цзэсюя. Когда «оскорблённые» англичане
переселились в Макао, Линь Цзэсюй разрешил торговать в Гуанчжоу только
тем из них, кто давал подписку об отказе провозить опиум. Поскольку
англичане демонстративно игнорировали китайские законы, Линь Цзэсюй в
августе блокировал нарушителей в Макао и вынудил их перебраться на свои
корабли. Упрямством британских конкурентов воспользовались американцы
для расширения своей коммерции в ущерб английской. Многие англичане
стремились дать требуемые обязательства.
Чтобы не допустить этого, Чарльз Эллиот на свой страх и риск спровоцировал в сентябре и ноябре
1839 года несколько нападений британских судов на китайские военные
джонки. Когда это не помогло, англичане согласились дать подписку о
неучастии в контрабанде наркотика и прекратили вооружённые столкновения в
устье Чжуцзяна. В конечном счёте Линь Цзэсюю удалось расколоть ряды
британских и американских дельцов и возобновить внешнюю торговлю, резко
сократив сбыт опиума на побережье Гуандуна. Первые успехи вскружили
голову императору, и он решил поставить «варваров» на колени, объявив
Китай с декабря 1839 года «закрытым» для всех коммерсантов из Англии и
Индии. Все британские дельцы, их товары и корабли в январе 1840 года
были удалены из Гуанчжоу. В Лондоне «закрытие» китайского рынка сочли
благоприятным поводом для войны с Китаем.
Мощное лобби торговцев опиума во главе с Уильямом Джардином заставило британское правительство в
апреле 1840 года объявить Китаю войну. В том же месяце флотилия из 40
кораблей с 4000 солдат на борту покинула Индию в направлении Китая.
Президент США назвал эту войну справедливой.

Силы сторон.

Силы Великобритании.
Британский экспедиционный корпус на момент отплытия из Индии состоял из 4 полков:
18-й королевский Ирландский полк — 582 чел.
26-й Камеронский Ирландский полк — 806 чел.
37-й Герфордширский Ирландский полк — 764 чел.
49-й полк — 649 чел.
Две роты артиллерии (9-фунт. пушки и 12-фунт. гаубицы) — 213 чел.
Всего — 3014 человек.
Из индийских войск участвовали волонтёры: из армии Бенгальского
президентства участвовал Волонтёрский Бенгальский полк (689 чел.), из
армии Мадрасского президентства отделение сапёров (324 чел.). Также
имелось артиллерийское подразделение — 67 человек, итого индийских
частей — 1080 человек.
В целом, сухопутные силы достигали 4094 человека, не считая обслуживающего персонала.

Силы Цинской империи.
На момент начала войны в вооружённых силах империи Цин числилось 220 тысяч
человек в составе маньчжурской «восьмизнамённой армии» и 660 тысяч
человек в составе набираемых из этнических китайцев «войск зелёного
знамени». Эти силы были разбросаны по всей стране, и уже 35 лет (после
подавления восстания секты «Учение белого лотоса») не принимали участия в
боевых действиях против организованного противника, в лучшем случае
выполняя полицейские или контрпартизанские функции.

Ход войны.
Первое боевое столкновение произошло уже 3 ноября 1839 года — обстрел
английским флотом китайских судов в устье реки Сицзян. Начало собственно
войны задержалось до июля 1840 года, до получения приказа из метрополии
и подготовки флота.
Основой тактики английской стороны был манёвр флотом (вдоль побережья Восточно-Китайского моря, вверх от дельты Янцзы
до Императорского канала), бомбардировка укреплений линейными кораблями с
последующим быстрым десантом, а также блокада Императорского канала
(одной из главнейших транспортных артерий страны). Все сухопутные
действия англичан не отдалялись от моря или рек и велись с поддержкой
флота. Основой тактики китайской армии была оборона укреплённых
крепостей, оснащённых многочисленной, хотя и устаревшей артиллерией,
устройство заграждений на реках (затопление гружёных камнями судов),
атаки английского флота брандерами.
В ходе войны английские войска продемонстрировали значительное превосходство своего флота и артиллерии,
высокую манёвренность и организацию. Китайские войска, в том числе и
элитные маньчжурские отряды, не смогли оказать серьёзного сопротивления,
что было вызвано недостаточным владением артиллерией (особенно
полевой), слабостью общевойсковой подготовки и низким моральным духом
армии. Большинство крупных сражений в ходе войны происходили при
относительно небольших потерях со стороны англичан убитыми и ранеными,
однако более значительные потери последние несли от жаркого климата и
тропических болезней (особенно в частях, прибывших непосредственно из
метрополии). Потери китайской армии были значительно крупнее.

Начальный этап войны.
В июне 1840 года эскадра адмирала Джорджа Эллиота (брат Чарльза Эллиота) с
экспедиционным корпусом на борту прибыла в устье реки Чжуцзян и
блокировала его. В июле англичане захватили у берегов провинции Чжэцзян
архипелаг Чжоушань, учинив там грабежи и насилия. Только после этого в
Пекине осознали военную опасность и приняли меры по обороне побережья.

«Варвары» подходят к столице.
Оставив большинство судов и гарнизон на архипелаге Чжоушань, английская эскадра
отплыла на север — в Жёлтое море, поочерёдно блокируя китайские порты. В
августе она пересекла Бохайский залив, вошла в устье реки Байхэ и
бросила якорь у фортов Дагу, прикрывавших подступы к Тяньцзиню.
Император, испуганный появлением «варваров» так близко к Пекину, пошёл
на переговоры с Эллиотом. Их вёл Цишань — наместник столичной провинции
Чжили. В переданной ему ноте Палмерстона содержались следующие
требования: возмещение стоимости уничтоженного опиума, погашение долгов
компании «Гунхан» английским коммерсантам, принесение извинений Ч.
Эллиоту, передача Англии одного или двух островов у побережья,
возмещение Лондону военных расходов. Стремясь как можно скорее удалить
«варваров» подальше от Пекина, Цишань обещал адмиралу принять
большинство требований, если переговоры будут перенесены в Гуандун.
Поверив этим обещаниям, Дж. Эллиот отвёл эскадру на юг.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:13 | Сообщение # 552
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Переговоры.
По приказу императора была возобновлена торговля с англичанами, прекращена борьба с опиумом, и со своих постов
был снят Линь Цзэсюй, сделанный «козлом отпущения», а позже отправленный
в ссылку. В декабре 1840 года в Гуанчжоу возобновились англо-китайские
переговоры. На них Цишань, назначенный наместником Лянгуана (в это
наместничество входили территории провинций Гуандун и Гуанси) вместо
Линь Цзэсюя, принял все требования Пальмерстона, кроме одного —
официальной передачи Англии острова Сянган (Гонконг). Тем временем к
императору вернулась былая воинственность. Он запретил оплачивать
уничтоженный опиум, отдавать «варварам» острова, и двинул в Гуандун
крупные подкрепления. Тогда англичане в начале января 1841 года взяли
штурмом форты Чуаньби, прикрывавшие путь к Гуанчжоу по реке Чжуцзян, и
повели наступление на форт Хумэнь. Узнав об этом, император 29 января
объявил войну Англии и двинул в Гуандун дополнительные войска. Между тем
перепуганный Цишань возобновил переговоры с Ч. Эллиотом и подписал с
ним так называемую «Чуаньбийскую конвенцию», удовлетворявшую все
требования англичан. В докладе же императору Цишань пошёл на обман,
скрыв согласие на уплату денег за наркотики и передачу Англии острова
Гонконг, над которым был тут же поднят британский флаг. Когда обман
вскрылся, император в бешенстве приказал арестовать предателя.
Чуаньбийская конвенция потеряла свою силу.
Возобновление войны. Выкуп Гуанчжоу и прекращение боевых действий.
Война возобновилась, и в феврале 1841 года британские войска штурмом взяли
форт Хумэнь, эвакуировав при этом гарнизон с архипелага Чжоушань. Через
три месяца племянник императора Ишань, назначенный командующим
гуандунскими войсками, стянул из соседних провинций армейские силы, и
начал в мае наступление на англичан, кончившееся поражением китайского
флота. Противник перешёл в наступление, захватил форты к северу от
Гуанчжоу и вынудил войска Ишаня спешно укрыться за его крепостными
стенами. Британская артиллерия обстреливала город, где не хватало воды и
продовольствия. Пав духом, Ишань 26 мая запросил перемирия, после чего
обе стороны подписали «Соглашение о выкупе Гуанчжоу». Оно
предусматривало отвод войск от города, выплату англичанам контрибуции и
возврат китайцами фортов. По выполнении всех условий Соглашения боевые
действия прекратились.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:50 | Сообщение # 553
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Опиум в Китае в XIX веке.

Как и сегодня, во второй половине XVIII века внимание всего мира было приковано к Китаю. Товары из Поднебесной
пользовались большим спросом в Европе и Северной Америке, в особенности
шелк и чай. Китайцы же от импорта чаще всего отказывались, а в качестве
оплаты за свою продукцию требовали исключительно серебро.
Китайское правительство, стремясь оградить свою страну от вредоносного
иностранного влияния, целенаправленно проводило изоляционистскую
политику. Вся торговля велась только в портовой зоне города Гуанчжоу
(Кантон) и через уполномоченные китайские фирмы. Таким образом,
территория Китая была полностью закрыта для иностранцев. Определенным
исключением была Россия, торговля с которой осуществлялась на северных
рубежах Китая.
Великобритания проявляла особый интерес к Китаю — из всех западных стран она обладала наилучшими позициями на азиатском
континенте. Однако по мере того, как рос импорт китайского чая и шелка,
увеличивался и торговый дисбаланс. Это грозило серьезными экономическими
проблемами. Подобное положение вещей категорически не устраивало
британцев. Установить экономическое доминирование в Китае стало одной из
основных целей английской политики в этом регионе.
Британское правительство сочло, что военная интервенция нецелесообразна и слишком
дорого обойдется казне. Вместо этого было решено найти товар, который
будет пользоваться спросом у китайцев, и таким образом обратить торговый
баланс в свою пользу. Этим товаром стал опиум.
Согласно китайскому законодательству, разрешалось ввозить в страну не более 200 ящиков
опиума в год (приблизительно 12 тонн) для медицинских целей. Однако
подобные объемы англичан не устраивали. Их целью было продавать столько
опиума, сколько позволит спрос. И, разумеется, исключительно за серебро,
чтобы драгоценный металл в еще большем объеме возвращался обратно в
Великобританию. Но поскольку легальная торговля в таких масштабах была
запрещена, то крупнейшая экономическая держава того времени занялась
контрабандой опиума, который выращивался на плантациях в Бенгалии. В
1773 году монополию на его закупку приобрела знаменитая Ост-Индская
компания.
В 1775 году нелегально было продано всего чуть более 20 ящиков опиума (где-то 1,4 тонны). К 1820 году число продаж возросло до
5150 ящиков (309 тонн), а к концу 30-х годов XIX столетия в Китай
ввозилось более 30 тысяч ящиков (свыше 1800 тонн) в год. О таких темпах
роста современные наркобароны могут только мечтать. В 1833 году была
достигнута заветная цель английских финансистов – положительный торговый
баланс с Китаем. Особо стоит отметить, что подобного успеха британцам
удалось достичь именно блягодаря контрабандному характеру своей
торговли. В 1858 году обозреватель газеты New-York Daily Tribune
справедливо отметил, что если бы китайское правительство узаконило
торговлю опиумом и одновременно допустило разведение мака в Китае, это
означало бы серьезную катастрофу для англоиндийского казначейства.
Возразить тут нечего. Кстати, журналиста звали Карл Маркс.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:52 | Сообщение # 554
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Совершенное оружие массового поражения.
Результатом британской торговой политики стала повальная наркотизация населения
Китая. А после того, как в 1834 году Ост-Индская компания потеряла
монополию на торговлю опиумом, Китай захлестнул настоящий опиумный бум. К
1840-му году наркоманами стали почти 90% мужчин до 40 лет, живущих в
прибрежных районах Китая. Отток серебра был столь велик, что оно почти
исчезло из оборота. Платить налоги стало практически нечем, так как
взимались они именно в серебре. В 1839 году на покупку опиума китайцы
потратили 100 млн лян, в то время как затраты правительства составили
только 40 млн лян. Деловая активность резко сократилась, упал уровень
жизни населения, государственный аппарат погряз в коррупции. По
свидетельствам современников, в торговле опиумом участвовали
представители всех уровней власти – от мелких чиновников до
императорских цензоров. По мере того, как властелином китайцев
становился опиум, император и его свита в такой же степени утрачивали
свое влияние.
Конечно, власти осознавали катастрофичность положения и пытались бороться с наркоманией. Первый запрет на продажу опиума вышел
еще в 1800 году. За ним последовали другие указы, предусматривавшие все
более суровые наказание за торговлю наркотиком и его употребление. Но
чем строже издавался закон, тем выше становилась плата за право его
нарушать.
Одна серьезная попытка справиться с повальным распространением наркомании все же была предпринята. В 1839 году в
неблагополучную провинцию Гуандун был направлен императорский комиссар
Линь Цзэсюй. Он предпринял беспрецедентные до этого меры — арестовал
около полутора тысяч наркоторговцев, блокировал места проживания
иностранцев и конфисковал около 20 тысяч ящиков с опиумом, содержимое
которых потом жгли и топили в море три недели. При этом китайский
мандарин поступил с иностранными варварами как истинный джентльмен: за
утраченный товар им была предложена компенсация чаем.
Британские купцы благородства Линь Цзэсюя не оценили. Они стали требовать от своего
правительства немедленного вмешательства — вплоть до военного. Также
они настаивали на том, что необходимо положить конец китайской изоляции и
принести в Китай принципы свободной торговли (экспорт демократии в XIX
веке еще не вошел в моду). Окончательное закрытие порта Гуанчжоу для
английских и американских торговцев (последние там появились после
прекращения монополии Ост-Индской компании) было расценено как повод для
военных действий против Китая. Началась так называемая Первая Опиумная
война.
Отсталая в техническом отношении Цинская империя была не в состоянии длительное время противостоять Владычице Морей. Тем более, что
значительная часть китайских вооруженных сил сидела на опиуме.
Примечательно, что на фоне боевых операций по ночам вдоль берегов
курсировали английские лодки, украшенные яркой рекламой, которая
предлагала любому желающему наркотики по сильно заниженной цене.
В 1842 году Китай капитулировал, подписав Нанкинский договор. Он
предусматривал открытие для торговли пяти портов, передачу Гонконга под
юрисдикцию Британии и выплату китайской стороной контрибуции в размере $
21 млн серебром. Что касается Линь Цзэсюя, то еще в начале войны на
него возложили вину за неудачи императорской армии и отправили в ссылку.
Сразу после подписания мирного договора торговля опиумом продолжилась в
еще больших масштабах.
В 1856 году началась Вторая Опиумная война, завершившаяся через четыре года. По ее итогам Китай de facto перестал
существовать как субъект международных отношений, а судьба его
внутренней и внешней политики решалась на европейском и
североамериканском континентах. Конечно, у любой медали есть две стороны
– Китай, наконец, был открыт для современных западных технологий.
Инструментом проникновения на китайский рынок стал именно наркотик,
орудия сказали свое слово только в последнем акте. Однако цена подобной
модернизации оказалась непомерна высока. К тому же, с обратной стороной
медали столкнулись и западные коммерсанты – торговля ненаркотическими
товарами в Китае год от года становилась все менее эффективной, так как
почти все серебро на китайском рынке поглощал опиум.
К концу XIX столетия опий уже не было необходимости ввозить в страну. Мак выращивали
на полях, где раньше росли чай и рис, которые в итоге пришлось
импортировать. Население стало стремительно сокращаться и деградировать
(в 1842 году население — 416 млн человек, в 1881 году – уже 369 млн).
При подобном раскладе, англичане действительно могли не опасаться, что
Китай станет серьезной военной державой.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:53 | Сообщение # 555
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Линь Цзэсюй 1785-1850 г.
Высокопоставленный китайский императорский чиновник.
С 1838 года — наместник Хугуана (в это наместничество входили провинции
Хубэй и Хунань), где начал борьбу с опиумоторговлей. В том же году был
назначен чрезвычайным уполномоченным высшего ранга для расследования
опиумных дел в провинции Гуандун и командующим морскими силами этой
провинции (с сохранением поста наместника Хугуана).
Издал приказ по пресечению контрабанды опиумом английскими торговцами.
Действия, предпринятые во исполнение этого приказа в 1839 г., послужили
поводом к развязыванию Великобританией Первой Опиумной войны. Линь
Цзэсюй заставил английских купцов сдать имевшийся у них опиум и
распорядился уничтожить его. В двух посланиях королеве Великобритании
Виктории Линь Цзэсюй сообщал о запрещении употребления опиума в Китае и
требовал прекратить производство наркотика в Англии и землях, ей
подчинённых.
« Мы слышали, что в вашей собственной стране опиум запрещён со всей строгостью и серьёзностью, — это доказывает, что вам
прекрасно известно, сколь пагубен он для человечества. И если ваши
власти запрещают отравлять свой народ, они не должны травить народы
других стран!»
Если Англия хочет торговать с Китаем, она, считал Линь Цзэсюй, должна покончить с преступной торговлей опиумом.
Известен также как философ, работавший над развитием неоконфуцианской школы
китайской философии. В 1830 году совместно с другими видными
представителями этого направления основал Сюаньнаньское поэтическое
общество. В 1813-16 — член Академии Ханьлинь.
В 1959 году китайские кинематографисты сняли фильм «Линь Цзэсюй» (в советском прокате
«Опиумные войны»), заглавную роль в котором исполнил Чжао Дань.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:54 | Сообщение # 556
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Первая опиумная война часть 2

Лондон готовит новый удар.
В Пекине решили, что война окончилась, и пошли на вывод войск из
приморских районов и возобновление англо-китайской торговли. Между тем
Лондон не ратифицировал Чуаньбийскую конвенцию, пересмотрев свою
стратегию в отношении Китая. Было решено перенести
главный удар в район нижнего течения Янцзы и перерезать Великий канал,
изолировав тем самым Пекин и Чжили от центральных провинций, то есть от
житницы Китая. Затем должен был последовать удар по району
Тяньцзинь-Пекин. Из Англии была послана новая эскадра с десантными
войсками под командованием дипломата и генерала Г. Поттинджера.
Десанты англичан и зимовка войск в Китае.
В августе 1841 года экспедиционные силы прибыли к побережью Фуцзяни,
взяли штурмом форты острова Гуланюй у Сямэня и на время овладели самим
городом. В сентябре англичане подошли к архипелагу Чжоушань и после
шестидневных упорных боёв снова овладели им. Высадившись в провинции
Чжэцзян, британские войска в октябре без боя заняли города Чжэньхай и
Нинбо, где и расположились на зимних квартирах. Приказом императора в
Чжэцзян были стянуты большие силы под командованием Ицзина —
императорского племянника. Однако их наступление на позиции «варваров» в
марте 1842 года окончилось полной неудачей и деморализовало цинские
войска. Ситуация осложнялась появлением в китайских водах военных эскадр
США и Франции, а также обострением внутреннего кризиса Цинской империи.
В Пекине решили пойти на "умиротворение варваров", но Поттинджер
стремился не вести переговоры, а продиктовать волю Лондона после
овладения стыком Янцзы и Великого канала.

Решающее наступление британских войск .
В мае англичане, после семимесячного пребывания в провинции Чжэцзян,
оставили зимние квартиры и, сломив сопротивление гарнизона крепости
Чжапу, перенесли боевые действия в провинцию Цзянсу. В июне в ходе
упорных боёв они взяли Усун, а Баошань и Шанхай сдались им без единого
выстрела. Встретив стойкую оборону у Сунцзяна, экспедиционный корпус
двинулся вверх по Янцзы. В середине июля он вышел на пересечение Янцзы с
Великим каналом и без боя овладел Гуанчжоу, перерезав основной путь
доставки продовольствия в столицу. Затем, после двухдневных
кровопролитных боёв и больших потерь, был взят крупный город Чжэньцзян у
входа из Янцзы в южную часть канала. Отметая настойчивые просьбы
цинских сановников о переговорах, англичане в начале августа подошли к
Нанкину, угрожая ему штурмом. Здесь, под стенами южной столицы Китая,
Поттинджер фактически продиктовал запуганным чрезвычайным императорским
эмиссарам Циину и Илибу условия мира. 29 августа 1842 года на борту
английского военного корабля «Корнуэллс» был подписан так называемый
«Нанкинский договор».

Результат войны.
Результатом войны стала победа Великобритании, закреплённая Нанкинским договором от 29 августа
1842 года, выплата империей Цин контрибуции в размере 15 000 000 лянов
серебра (21 000 000 долларов), передача британцам острова Гонконг и
открытие китайских портов для английской торговли.
Первая опиумная война стала началом длительного периода ослабления государства и
гражданской смуты в империи Цин, что привело к открытию доступа к
внутреннему рынку Китая европейским державам, в частности к легализации
импорта опиума через китайские порты. Поток продаваемого британцами в
Китай опиума, весьма значительный ещё до войны, ещё больше увеличился,
что привело к гигантскому распространению наркомании среди китайцев,
деградации и массовому вымиранию китайского населения.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:54 | Сообщение # 557
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Династия Цин часть 8.1
Даогуан (Айсиньгёро Мяньнин) 1782-1850 г.

Восьмой маньчжурский император династии Цин, правил под девизом «Даогуан»
(Целенаправленное и блестящее) (道光). Второй сын Айсиньгиоро Юнъяня,
правившего под девизом «Цзяцин».
Мяньнин родился, когда ещё был жив его дед — Айсиньгёро Хунли, правивший под девизом
«Цяньлун». Дед очень любил внука, и часто брал его с собой на охоту.
Однажды во время такой охоты 9-летний Мяньнин сумел убить оленя, что
весьма позабавило деда. В 1813 году, когда императором был уже его отец,
Мяньнин принимал участие в отражении нападения на Запретный город
повстанцев из секты «Учения Белого лотоса».
Мяньнин стал императором в сентябре 1820 года, после неожиданной смерти его отца. Так как
запрещалось употреблять при письме иероглифы, которыми записывалось имя
императора, то император Хунли ввёл закон, согласно которому для записи
имени императора нужно было использовать редкие иероглифы, дабы
облегчить жизнь людям. Поэтому после восшествия на престол весьма
распространённый иероглиф «мянь» (綿), входивший в имя «Мяньнин», был
заменён на похожий иероглиф «минь» (旻), и таким образом имя «Мяньнин»
сменилось на «Миньнин».
В начале царствования Миньнина при дворе особую роль стал играть маньчжур Мучжанъа, ставший крупным политическим
деятелем ещё при Юнъяне. При новом императоре, став главой Военного
совета, он достиг наибольшего влияния, и в значительной мере определял
его политику.
В это время росла угроза разложения «восьмизнамённых» маньчжур и их ассимиляции китайцами. Маньчжуры, для которых самым
главным были верховая езда, стрельба из лука и знание родного языка,
стали всё больше переходить к чисто китайской шкале общественных
ценностей — изучению вэньяня, получению классического конфуцианского
образования, сдаче экзаменов на учёную степень, превращению в шэньши и
штатской чиновной карьере. Первое время правительство как могло боролось
с этой опасностью. Так, в 1822 году император отказал в денежной
субсидии школе для маньчжуров, изучавших китайскую классику, в 1833 году
рекомендовал не обучать «знамённых» ничему другому, кроме верховой езды
и стрельбы из лука, в 1836 году обрушил наказания на ряд высших
«знамённых» командиров за допуск подчинённого к экзаменам на учёную
степень без предварительных испытаний по этим двум видам военной
подготовки.
Обнищание солдат и низших офицеров становилось массовым явлением, что резко снизило боеспособность армии. При этом её
численность и, соответственно, военные расходы, постоянно росли.
Увеличивались штат чиновничества и средства на его содержание. Ещё
быстрее возрастала численность императорского двора. Расходы по
содержанию государственного и военно-административного аппарата тяжёлым
грузом ложились на казну. Ситуация осложнялась дальнейшим сокращением
налоговых поступлений с землевладельцев — мельчавшие крестьянские
хозяйства уже не могли выплачивать земельно-подушный налог в его прежних
размерах. В итоге всё более росла как общая задолженность населения
казне, так и ежегодная сумма недоимок. В поисках выхода правительство
вводило новые налоги, брало займы у крупнейших ростовщических
«переводных контор» и банкирских домов Шаньси, увеличивало ставки
соляного налогообложения. Нарастание недоимок и усиление социальной
напряжённости заставили императора Миньнина и Мучжану в 1830 году издать
указ о прощении старых недоимок.

Восстания неханьских народов.
В стране продолжала увеличиваться масса бедняков, бродяг и нищих. Всё
больше обездоленных и недовольных вступало в ряды тайных обществ.
Восстания провинций стали обычным явлением; подавленные в одном районе,
они вспыхивали в другом. В 1823 году произошло восстание в провинции
Шаньдун, в 1830 — 1832 гг. — в провинции Гуандун и на острове Хайнань, в
1833 году — в провинциях Сычуань и Хубэй, а в 1835 году — в Шаньси. С
1836 года началась полоса восстаний в Хунани, в 1839 году — в Гуйчжоу.
Вновь осложнилась обстановка на Тайване. Аграрные волнения из-за незаконного
распределения земель чиновниками в Цзяи вылились в 1830 году в массовое
выступление, быстро охватившее всю южную часть острова. Его возглавили
местные «Триады». Восставшие оттеснили местные войска и цинскую
бюрократию в северные районы, установив в южной части острова
антиманьчжурскую власть, которая продержалась здесь более двух лет. Для
её ликвидации с материка были присланы карательные части и военная
эскадра. С большим трудом им удалось в 1833 году восстановить
маньчжурское господство на Тайване. Тем не менее с 1834 года новые
восстания волнами прокатывались по всему острову и были подавлены лишь к
1844 году.
Дальнейший наплыв китайских переселенцев, налоговый гнёт и чиновный произвол вызвали в 30-х годах XIX века новые восстания
неханьских народностей в Юго-Западном Китае. В начале 1832 года на юге
Хунани против цинской власти поднялась народность яо во главе с Чжао
Цзиньлуном. Правительство направило туда карательные войска под
командованием Хай Линъа (военного губернатора Хунани), но они были
полностью уничтожены. Затем к повстанцам присоединились яо северных
районов провинции Гуандун. Против них были брошены крупные силы во главе
с Ло Сыцзюем (военным губернатором провинции Хубэй). Они долго не могли
справиться с яо, укрепившимися в горах. Только после тяжёлых боёв,
вытеснив повстанцев на равнину, цинские войска взяли штурмом их крепость
Янцюань и казнили руководителя обороны Чжао Цзиньлуна. Новое восстание
яо вспыхнуло на юго-западе Хунани в 1836 году. Руководил им тайный союз
«Лунхуа» — ответвление «Белого лотоса», возглавил его Лань Чжэнцзун
(Хункуан), принявший накануне восстания княжеский титул Вэй-вана.
Движение было подавлено, а его руководители казнены.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 21:55 | Сообщение # 558
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Борьба за Кашгарию.
Основная статья: Восстание Джангир-ходжи
В начале XIX века резко обострилась социально-политическая обстановка в
Кашгарии. Пользуясь отсутствием контроля со стороны наместника
Синьцзяна, маньчжурские и китайские чиновники без стеснения использовали
своё служебное положение для быстрого личного обогащения. Кроме того,
население нещадно обирали китайские купцы, по дешёвке скупая местные
продукты и изделия, но втридорога сбывая привозные, особенно чай. Всё
это происходило на фоне сложных взаимоотношений Цинской империи с
соседним Кокандским ханством. Кокандские ханы, давая приют борцам против
маньчжурских завоевателей, умело использовали их для давления на
цинское правительство, и вели в этом крае сложную политику.
Жившие в Коканде в начале XIX века сыновья Сарымсака ходжа Джахангир и Юсуф-ходжа
— наследники бывших белогорских правителей Кашгарии — встали во главе
движения за восстановление независимости края. Летом 1820 года Джахангир
«бежал» из Коканда к киргизам, где собрал конный отряд в несколько сот
сабель, и осенью прорвался через цинские заслоны. Население встретило
Джихангира как освободителя. Во главе повстанцев он двинулся на Кашгар,
но цинские войска не подпустили его к городу. Разбив наступавших, они
учинили над повстанцами кровавую расправу. Отступив в верховья Нарына,
Джахангир создал новый отряд из кокандцев, горных таджиков и киргизов. В
последующие годы конница Джахангира неоднократно атаковала цинские
посты и караулы на границе. Джахангир привлёк на свою сторону
кокандского хана Мамеда-Али, обещав ему в случае успеха Кашгар и
половину добычи.
Летом 1826 года Джахангир во главе пяти сотен всадников вновь перешёл границу, призывая уйгуров на «священную войну». К
стенам Кашгара он подошёл уже с многочисленным войском. Восставшее
население открыло ворота города. Стремясь восстановить былое
теократическое государство белогорских ходжей, Джахангир после взятия
Кашгара провозгласил себя Сеид-Султаном. В Кашгар со своим войском
прибыл Мамед-Али, однако у него возникли трения с Джахангиром, и он с
большей частью войска вернулся в Коканд. Повстанцы двинулись на другие
города, и на десять месяцев Джахангир оказался правителем большей части
Кашгарии. Повсеместно повстанцы убивали цинских чиновников, офицеров и
солдат, а также китайских купцов и ростовщиков. Однако новый султан так и
не стал истинным народным вождём. Он оставил без изменений саму систему
феодального гнёта. Декхане, ремесленники и мелкие торговцы всё более
отходили от Джахангира. В его султанате обострилась религиозная вражда
между белогорскими и черногорскими муллами. Усилилась национальная
вражда — между уйгурами, с одной стороны, и служившими в армии
Джахангира пришельцами из Средней Азии — с другой. Новому султану
приходилось всё больше и больше полагаться на своё войско.
В цинском лагере поначалу царила растерянность, военные неудачи привели к быстрой
смене одного за другим двух главноуправляющих Кашгарии. Наконец
подавление восстания было возложено на нового наместника Синьцзяна —
«знамённого» монгола Чанлина, скоординировавшего все необходимые
экстренные действия. Джахангир как военный руководитель оказался не на
высоте. Когда в октябре 1826 года цинские войска пришли на помощь
осаждённым гарнизонам Аксу и Уч-Турфана, наступил перелом в военных
действиях в пользу правительства. Беспощадными казнями и в то же время
отменой на год поземельного налога властям удалось расколоть единство
уйгуров и привлечь на свою сторону часть местных феодалов. После
поражения главных сил Джахангира его сторонники сдали Кашгар. Заняв
город, каратели устроили там массовую резню. В апреле 1827 года они
взяли штурмом кашгарскую цитадель и разрушили мусульманскую часть
города. К лету 1827 года основные очаги восстания были подавлены,
Джахангир бежал за рубеж — под защиту киргизских старшин. В январе 1828
года цинским военачальникам удалось заманить Джахангира и его
полутысячный отряд на свою территорию, где он был разбит. Джахангир был
схвачен, доставлен в Пекин и в 1828 году казнён.
Подавление уйгурского восстания 1826 — 1827 годов и последующая борьба с
Джахангиром обошлись цинскому правительству в 10 миллионов лянов. Это
восстание потрясло саму основу цинского господства в Кашгарии, а
ответные зверства карателей создавали почву для нового мусульманского
выступления. Все надежды теперь возлагались на Юсуфа-ходжу — брата
Джахангира. На выступление его усиленно подбивал и хан Коканда.
Осенью 1830 года Юсуф со своим отрядом перешёл границу и был радостно встречен
белогорцами. Памятуя об уроках восстания Джахангира, Юсуф щедро
раздавал обещания народу и при его поддержке вступил в Кашгар. Однако в
Яркенде штурм цитадели окончился неудачей, восставшие потерпели там
крупное поражение, после чего наступил перелом и восстание пошло на
убыль. Население поддерживало восстание гораздо меньше, чем в 1826 —
1827 годах, грабежи войск Юсуфа также восстановили против ходжи мирных
жителей. Очень прохладно встретила белогорского ходжу черногорска секта.
Цинские власти умело использовали религиозную вражду двух исламских
сект. В октябре 1830 года наместник Чанлин начал наступление на
повстанцев. В конце 1830 года Юсуф-ходжа с несколькими тысячами
сторонников-белогорцев и пленными отступил к границе и ушёл на
кокандскую территорию. Подавление длившегося четыре месяца восстания
обошлось казне в 8 миллионов лянов.
Заключив с Кокандом в 1832 году фактическое торговое соглашение, Пекин разрядил обстановку на границе, но не в самой Кашгарии.
 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 22:04 | Сообщение # 559
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Восстание Джангир-ходжи.
Период: 1820-1828 г.

Крупное восстание коренного населения Восточного Туркестана в 20г. ХIX в. Первое
массовое народное восстание в ХIX в. против Цинской империи, серьёзно
поставившее под угрозу её контроль над Кашгарией. Восстание возглавил
потомок белогорских ходжей Кашгара, сын Самсак-ходжи (лидера белогорцев
после захвата Цинами Восточного Туркестана) Джангир-ходжа.
«Чокан Валиханов: После джангирского восстания обнаружилась вся слабость
китайцев, которые до тех пор для азиатцев казались непобедимыми.
Кашгарские патриоты ожили духом и получили новую и сильную надежду к
возвращению самостоятельности своего Отечества».
После завоевания Цинской империей Восточного Туркестана в 1756—1759 гг., цины начали
проводить постепенную политику по ущемлению прав мусульман региона, ряд
крупных ошибок цинской администрации, как массовая казнь участников
антицинского сопротивления с конфискацией имущества семьи,
насильственное переселение крупных групп уйгуров в Илийский край,
поголовное истребление жителей Уч-Турфана, назначение не местных
чиновников над покоренными городами, бесплатное возведение крепостей,
унизительные китайские церемонии и др.привело к серии небольших
локальных восстаний как: восстание под предводительством Тилла-кари
(1814 г.), восстание под руководством черногорца Зиявуддина (1816 г.).
Как следствие после подавления массы населения участвовавших в восстании
и им сочувствующих были вынуждены эмигрировать, по большей части в
Ферганскую долину, где прочно обосновались потомки белогорских ходжей.
Организация белогорцев в Кокандском ханстве проводило активную
антицинскую деятельность.

Начало восстания.
В 1820 году после смерти кокандского хана Омара, заключившего соглашение с Цинской
империей о сдерживании устремлений уйгуров к освобождению родины, сын
Самсак-ходжи, Джангир-ходжа начал принимать активные антицинские
действия. Он бежал из Коканда с группой преданных ему кашгарцев в горы
Нарына, где начал открыто призывать к газавату против китайцев, и
вербовать в ряды своих мюридов киргизов. Цинская администрация решив
остановить антицинскую агитацию, отправила отряд из 500 солдат для
поимки Джангира-ходжи. Хорошо владея местностью Джангир-ходжи удалось
полностью уничтожить цинский отряд. Как следствие, началась ещё более
активная агитация мусульман Средней Азии к газавату. В 1826 году
Джангир-ходжа собрав под свои знамена крупные силы мусульман, собранные
из верных ему кашгарцев, киргизов, кокандских сипаев, ферганских
кыпчаков, узбеков, горных таджиков из Каратегина, афганцев двинулся на
Кашгар.

Распространение восстания.
Цинские войска встретившие восставших у Кашгара, руководимые илийским цзяньцунем, были полностью
разбиты и заперлись в новой крепости Кашгара (гульбах). Кашгарцы
встретили Джангир-ходжу, принявшего титул Саид Джангир Султан с
ликованием. Начались восстания в Хотане, Яркенде, Янги-Гиссаре, где
восставшие, одолев цинские гарнизоны, стали отправлять свои ополчения в
Кашгар, где к этому времени велась осада крепости, в которой засели
остатки цинского гарнизона. Вскоре в Кашгар прибыл кокандский хан
Мадали-хан с 15-тысячным войском, присоединившись к осаде гульбаха. Но
после серии неудачных штурмов крепости кокандцы возвратились домой.
После 70-дневной осады крепость Кашгара была взята восставшими, все
осажденные в числе 8-10 тыс.чел. были вырезаны.

Поражение восстания.
Цинам потребовалось некоторое время чтобы собрать крупные военные силы для
противодействия восставшим. К февралю 1827 г., собрав значительные силы в
количестве 60 тысяч солдат в г. Аксу (по данным Ч. Валиханова цины
собрали 70 тысяч солдат), цинские войска начали наступление на Кашгар.
Ополчения Джангир-ходжи вышли им навстречу. Недисциплинированные, слабо
вооруженные народные ополчения в открытом сражении были разбиты
регулярными цинскими войсками. Город Кашгар был потерян. Джангир-ходжа
ушёл в горы с верными ему мюридами, где оказывал некоторое
сопротивление, и делал попытки собрать новые войска и вернуть Кашгар.

Поимка и казнь Джангир-ходжи.
В целях поимки Джангир-ходжи цины отправили в горы Алая, где скрывался
Джангир-ходжа со своими мюридами, 20-тысячное войско, но Джангир-ходже
удалось вырваться и уйти в Нарын. Цинские войска, возвратившись в Кашгар
для восстановления сил, пошли в Нарын. Вследствие предательства одного
приближенного Джангир-ходжа был схвачен и выслан в Пекин. Французский
миссионер Гюк сообщает, что он был посажен в железную клетку и выставлен
на показ народу. После издевательств и пыток Джангир-ходжа был по
приговору цинского суда как мятежник изрублен на куски и отдан на
съедение собакам.

Описание изображение:
Битвы во время восстания Джангир-ходжи.

 
CHINAVSEMДата: Воскресенье, 28.05.2017, 22:05 | Сообщение # 560
Группа: Администраторы
Сообщений: 10076
Джангир-Ходжа конец XVIII века -1865 г.
Один из лидеров национально-освободительной борьбы коренного населения Восточного
Туркестана начала XIX века. Сын Самсак-ходжи, из рода кашгарских
ходжей-белогорцев, бывших правителей Кашгарии. Возглавил восстание
уйгуров Кашгарии против Цинской династии в период 1820-1828 гг. Его
войска состоящие из кашгарцев, кокандцев, киргизов нанесли ряд поражений
цинским войскам, и около года контролировали главный город Восточного
Туркестана - Кашгар. Впоследствии цинским войскам удалось нанести
поражение восставшим, а сам Джангир-ходжа был схвачен, и отправлен в
Пекин, где был казнен.

 
Форум » Китайский язык » Интересные сведения о Китае и китайской культуре » История Китая (только интересные факты)
Поиск: